Директор подиум-школы Нина Драко: как девушке стать топ-моделью

Суббота, 30 января 2016 г.
Просмотров: 33
Подписаться на комментарии по RSS

Показы Prada и Armani, контракт с модельным агентством Нью-Йорка, обложка Vogue — вот далеко не полный список достижений белорусок. Какие типажи сегодня востребованы и можно ли надеяться только на внешность, в интервью «Звязде» рассказала Нина Драко, директор подиум-школы и режиссер-постановщик Студии моды Сергея Нагорного.

Начнем сразу с главного. Как становятся «звездами»?

— «Звездный» человек в любой профессии априори умный, терпеливый, работоспособный, удачливый. Топ-моделью стать непросто. В любом случае все начинается с обучения. В подиум-школе осваивают такие специальные дисциплины, как дефиле, этикет, основы стиля, сценическое мастерство.

Из тех девушек, что к вам приходят, какой процент выбивается на мировые подиумы?

— Мы всегда говорим, что эта профессия эксклюзивная. Она принимает немногих. Тут как с детьми, которые заканчивают хореографические училища и музыкальные школы. Не все же из них становятся примами и известными музыкантами. Нужны действительно высокие профессиональные качества. Наша команда пытается расшифровать код красоты, успешности нового модного сезона. Как дизайнеры создают тренд в одежде, так и мы просчитываем модное лицо следующего сезона. И оно может кардинально отличаться от того, что было год назад. Поэтому мы всегда в поиске имен. Кого-то случайно встречаем на улице. Даже когда мы с Сергеем Нагорным и Ольгой Поповой (генеральным директором и директором международного отдела, департамента новых имен) просто идем выпить кофе, всматриваемся в девушек и парней, сидящих за соседними столиками.

В начале сентября в 13 городах Беларуси — Бресте, Витебске, Бобруйске и других — мы проводим кастинги. Приходят девушки из райцентров, сел. За год к нам обращается — через личные встречи, социальные сети — несколько тысяч человек. Из них в лучшем случае 30 обновят модельный состав. Это из всех филиалов. А процент тех, кто будет работать на неделях моды в Лондоне и Париже, еще меньше.

Витебчанка Лера Воробьева на показе в Милане

Витебчанка Лера Воробьева на показе в Милане

Бывает, обращаются люди, которые не совсем разобрались, что представляет собой профессия модели. Им просто хотелось бы какой-то популярности. Этакие подростковые мечты. Хотя мы всем благодарны. Ведь часто вместе с ними приходят их подруги или сестры, которые как раз нам нужны. Таких историй очень много.

Вот вы говорите, что нужны работоспособность и профессионализм. А если полагаться только на внешность?

— Те модели, которые в 15-16 лет уже проходят кастинги в Европе, должны заканчивать школу, поступать в ВУЗ на заочную форму и успевать все. Сняться для модного журнала не так просто. Для этого нужно не только красиво улыбаться. За каждой обложкой, выходом в самых громких показах на европейских неделях моды стоит огромная работа. Мы помним, сколько сделано, чтобы девушка из Борисова Женя Катова стала лицом Dolce & Gabbana, чтобы Маша Царикевич из Мозыря вышла в эксклюзивном показе от Prada. Просто попасть на такой кастинг — уже очень много. Там стоят в очереди лучшие модели мира.

Топ-модель из Борисова Женя Катова стала лицом Dolce & Gabbana

Топ-модель из Борисова Женя Катова стала лицом Dolce & Gabbana

Если видите человека, можете сразу сказать: «О, это будущая топ-модель!»?

— Можем, конечно. Но здесь нет 100-процентной гарантии. Мы можем только предположить: этот человек, скорее всего, будет востребован в Америке, а тот — в Париже. Может и не сработать. По разным причинам. Состояние здоровья модели, замужество... Бывает и наоборот. У моделей, о которых мы думали «возможно, давайте попробуем», карьера складывается весьма успешно.

Какие типажи сейчас востребованы?

— Сегодня подиум заметно помолодел. Если раньше в основной состав модельного агентства девушки приходили в 19-20 лет, то сейчас — в 13. Они, когда заканчивают школу, уже понимают, чем будут заниматься дальше.

Славянская красота востребована. Девушки, которые получают приглашения, как правило, типичные белоруски с красивыми пшеничными волосами, умными глазами, с характером. Рост от 170 сантиметров. Кого-то просим восстановить цвет волос или брови отрастить. Все, что касается сантиметров, корректируется, когда речь идет о профессиональном старте. Но обращаюсь ко всем читательницам: не нужно сразу активно сбрасывать килограммы. Может, вам это просто не нужно.

Девушки на подиумах — не всегда красавицы в классическом понимании. Почему в моде популярны странные лица и позы?

— Дело в том, что каждый дизайнер в своей коллекции создает определенное настроение. Модель — то полотно, с помощью которого этот образ демонстрируется. Отсюда и странные позы. На показах высокой моды неклассическая красота, агрессивная или даже «некрасивая», будоражит. Искусство всегда должно вызывать эмоцию. Мода — это не то, что должно нравиться всем.

Дизайнеры давно были бы забыты, если бы зацепились за какой-то один образ. Безусловно, у каждого есть своя традиция. Дом моды Valentino чаще всего воспевает классические каноны красоты — и в одежде, и в образе модели. Чего мы никогда не увидим у американского дизайнера Тома Брауна. Там может быть провокация, скандал, обнаженные модели на сцене.

А что с параметрами? Если посмотреть на данные модели, то получается, что даже 90-60-90 — это уже много.

— На подиуме еще, пожалуй, ближайших лет 20 будет царить канон изящных девушек. На высоких и худых одежда льется. Это очень красиво.

Мне лично нравятся такие модели: изысканные, прозрачные, с тонкими кистями, шеей. Да, это очень высокий стандарт. Но, хочу заметить, что у нас на диетах практически никто не сидит. У девушек сбалансированное питание, соответствующее их нагрузкам. И спорт — бассейн, например.

Моделей «плюс» много набираете? На них, если честно, есть спрос?

— Нет. Востребован всегда стандарт. А размер «плюс» — особенности того или иного представления. На эксклюзивный случай. Хотя исключение всегда имеет право быть. Мне, например, очень нравится, когда мужской костюм демонстрирует девушка.

Кстати, о ребятах. Много их приходит в индустрию?

— Этот путь скорее для девушек. Единицы парней приходят в модельную историю. По своему агентству видим, что они менее востребованы. Дизайнеры чаще создают женские коллекции. Так выгоднее в коммерческом плане: женщины больше следят за модой. Я считаю, что модельный бизнес — это не совсем мужская профессия. Скорее, хобби.

Где наши девушки востребованы?

— Везде. Славянский типаж ждут в Америке, Европе, Японии. Белорусские модели завоевывают такие подиумы, как Calvin Klein, Dior, Chanel.

А что считается верхом карьеры?

— Быть популярной и востребованной. Модель успешна тогда, когда у нее много работы. Можно сделать один показ от Prada (кажется, куда выше) — и больше ничего. И потом всем долго рассказывать: «А вы знаете, что три года назад я участвовала в этом показе? Нет?»

Если рассматривать Беларусь: модель найдет у нас работу?

— Конечно. Модель нужна тогда, когда есть дизайнеры и фотографы. Девушки снимаются для видеорекламы, каталогов. И не надо думать, что моделями становятся только столичные жительницы. Мы находили «звезд» и в Малорите, Фаниполе, Жодино. Шансы одинаковы у всех.

Наталья Лубневская. Фото Студии моды Сергея Нагорного, 30 января 2016 года. Источник: газета «Звязда»,

в переводе: http://zviazda.by/be/news/20160129/1454084178-ci-mozha-dzyauchyna-z-raycentra-stac-top-madellyu

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

(обязательно)