"Нам повезло, что немцы не стали стрелять в немцев"

Суббота, 9 октября 2010 г.
Просмотров: 4459
Подписаться на комментарии по RSS

Специальный корреспондент Глеб Лободенко поужинал в Берлине с последним министром иностранных дел ГДР и расспросил у мэра Лейпцига, почему в 1989 году солдаты и полиция не стали останавливать демонстрантов.

Начало: стала ли Германия одним государством через 20 лет после объединения?

"Если в твоей стране наступает исторический момент - ты должен рисковать"

В эти дни Германия празднует 20 лет объединения ФРГ и ГДР. По приглашению правительства Германии я провел неделю в Берлине, Потсдаме и Лейпциге, чтобы подробнее узнать о событиях 20-летней давности. Одна из встреч проходила за ужином. Гостем был легендарный человек - Маркус Меккель, последний министр иностранных дел ГДР.

Историческая встреча на Кавказе в июле 1990 года. В центре - Михаил Горбачев, справа - Гельмут Коль

Историческая встреча на Кавказе в июле 1990 года. В центре - Михаил Горбачев, справа - Гельмут Коль

- Я не всегда был политиком, - рассказывает господин Меккель. - До 1989 года я служил евангелистским пастором, потом руководил экуменическим образовательным центром под Магдебургом. Но когда в твоей стране наступает исторический момент - ты должен слушать свое сердце, свою генетическую память. Необходимо рисковать, потому что знаешь, что, если удастся что-то изменить, - это будет исторический поворот. В движении оппозиции я принимал участие еще с 1970-х годов. Это не секрет, что в коммунистической ГДР храмы были, чуть ли не единственным местом, где люди могли собираться и обсуждать ситуацию, думать о будущем и надеяться. Поэтому в определенное время я решил идти в политику, был одним из инициаторов создания социал-демократической партии в ГДР, потом был ее вторым спикером, заместителем председателя, председателем. Когда рухнула берлинская стена, в ГДР прошли первые свободные выборы. Они имели, скорее, формальный характер: уже было решено, что Германия объединится, станет одним государством. Однако для этого нужно иметь временное легитимное правительство - чтобы правительству ФРГ было с кем договариваться и подписывать документы. Поэтому в апреле 1990 года прошли выборы - и я стал министром иностранных дел ГДР. К счастью, последним министром.

Маркус Меккель - последний министр иностранных дел ГДРГосподин Меккель пробыл на этом посту всего 4 месяца - до объединения. Но на его долю выпала интересная историческая миссия. Многие государства не верили, что ГДР освободилась из-под коммунистического гнета. Поэтому Маркус Меккель лично посещал столицы соседних и не только государств - чтобы официально заявить, что ГДР идет на объединение с ФРГ.

- Выполнив ту миссию, я пошел в депутаты, - продолжает Меккель. - Был депутатом бундестага с декабря 1990 по октябрь 2009 года. Занимал за это время должности председателя германо-польской парламентской группы в бундестаге, заместителя спикера социал-демократической партии, 8 лет был руководителем немецкой делегации заместителем председателя и председателем политического комитета Парламентской ассамблеи НАТО.

Теперь Маркус Меккель отошел от активной политической жизни, но много выступает в разных университетах, а также на конференциях с лекциями на тему исторических событий 1989-90 годов.

Стол, за которым сидели Коль и Горбачев

В Министерстве иностранных дел нас встречает чиновник - барон фон Рейбниц. В фойе министерства как раз проходит выставка, посвященная 20-летию единения. Сразу бросается в глаза самый необычный экспонат.

- Да-да, это именно тот самый стол! - Утоляет нашу недоверчивую любознательность барон фон Рейбниц. - Вот, можете сравнить с фотографией.

Перед нами - стол, высеченный из огромной дубовой колоды. С обеих сторон - два кресла, изготовленные таким же образом. Рядом - снимок, на котором именно за этим столом сидят Ганс-Дитрих Геншер (тогдашний министр иностранных дел ФРГ), канцлер Гельмут Коль и генсек Михаил Горбачев. Тогда, 16-17 июля 1990 года, на Кавказе состоялась историческая встреча, которая окончательно дала ход объединению. Накануне Михаил Горбачев принял канцлера ФРГ Гельмута Коля в Кремле. Коль заявил сразу: приглашение полететь вместе с Горбачевым на Кавказ он принимает только в том случае, если от объединенной Германии не потребуют нейтралитета. Мол, если советский правитель считает, что Германии не место в НАТО, то немецкая делегация немедленно вылетает обратно. Советский генсек не заставил ждать с ответом: "Мы летим на Кавказ, господин бундесканцлер!".

Уже на Кавказе неожиданный ход сделала жена Горбачева Раиса Максимовна. Она стала собирать цветы на поле, а потом подарила букет Гельмуту Колю. Это было своеобразным сигналом: обе стороны настроены на положительный результат переговоров.

- Те переговоры принесли свои плоды, - говорит барон фон Рейбниц. - Страны договорились о тесном сотрудничестве в дальнейшем, о численности немецкой армии. Был достигнут и принципиальный договор о выводе советских войск с территории Германии. Понимая, что это требует огромных затрат по адаптации военнослужащих на родине, ФРГ еще до начала переговоров предложила Советскому Союзу немалую компенсацию, а также поставки пищевых продуктов. О размере той компенсации историки спорят и сегодня. Известна лишь цифра в 300 миллионов немецких марок, которые выделил Коль на профессиональную переподготовку советских военных, вернувшихся на родину. Более того, Германия пообещала тогда компенсировать расходы на строительство жилья для военных...

...Тогдашний советник Гельмута Коля Хорст Тельчик напишет потом в воспоминаниях: "Сколько всего Германия заплатила тогда СССР - не имеет никакого значения! Например, Горбачев мог сказать: "Господин бундесканцлер, я согласен, но Федеративной республике это обойдется в 50 или 80 миллиардов марок! "Смогли ли бы мы отказать?.."

Зеленый Пояс на месте пограничной полосы

Немецкая сторона составил программу визита журналистов просто блестяще! Ее главная особенность - показать, как повлияло объединение на самые разные сферы жизни. В один из дней визита мы едем на бывшую границу между Западной и Восточной Германией. В бывшей пограничной зоне, где некогда патрулировали военные и периодически раздавались выстрелы по "нарушителям", сейчас "снимают сливки" экологи.

- В течение четырех десятилетий Германию разделяла жуткая граница - сотни и сотни километров колючей проволоки, наблюдательных вышек, пограничной полосы и вооруженной охраны, - говорит эколог Дирк Адамс, который является заместителем председателя природоохранной организации BUND в Тюрингии. - Но одновременно для природы, для растительного и животного мира эти десятилетия стали своеобразной передышкой, отдыхом. В этой полосе не велась хозяйственная деятельность, землю не травили химикатами, животных не стреляли, человек не воздействовал на окружающую среду. В результате мы получили полосу протяженностью 1393 километра, которая естественным образом за все десятилетия границы превратилась практически в заповедник - количество видов животных и растений здесь сейчас больше тысячи!.. Сразу после падения Берлинской стены на правительственном уровне эта территория стала охраняться, как уникальная природная зона. Кое-где случаются случаи, когда через Зеленый пояс прокладывают дороги - но иначе, пожалуй, нельзя... Однако понимание важности этой зоны есть: правительство даже выкупает некоторые прилегающие к Поясу земли у фермеров, чтобы такое соседство не мешало экологии своеобразного заповедника.

Сам Зеленый Пояс сохранил интересный исторический экспонат - бетонные дорожные полосы, по которым ездили патрульные машины. Отчасти они уже поросли кустарником, но кое-где проступают еще хорошо.

- В поясе мы стараемся поддерживать то состояние, в котором он находился все время существования границы, - говорит Дирк Адамс. - Например, если где-то деревья становятся слишком большими, мы их аккуратно убираем. Ведь тогда нарушается привычное состояние природы: на больших деревьях заводятся птицы, которые поедают меньших жителей кустарника... Зеленый Пояс становится все более популярным для туристов. Во многих местах мы установили информационные доски. На них отображается краткая информация о конкретной местности, а также номер телефона, по которому можно услышать с помощью аудио информатора более глубокие сведения.

20 лет назад экологи во время создания Пояса столкнулись еще с одной проблемой: коммунистическая ГДР оставила в пограничной полосе тысячи мин против "нарушителей".

- Однако немецкие саперы справились с задачей хорошо, жертв, слава богу, нет.

"Человек убежал из ГДР и построил здесь башню, чтобы наблюдать за своей прошлой жизнью"

Примерно такую легенду повествует нам бургомистр (мэр) Людвигштадта Тимо Эрхард, когда мы подходим к Тюрингской смотровой башне. Вышка имеет 26,5 метра высоты - как 9-этажный дом. Она и в самом деле возведена в 1963 году для наблюдений - но соорудило ее государство.

- С вышки, правда, увидеть можно было немного, - говорит г-н Эрхард. - В основном пограничную полосу и несколько поселений вдали. Но сам факт: посмотреть своими глазами на ту сторону - это было интересно для многих.

Мы поднимаемся наверх. Мне думается, что, помимо "жизни там", людям было просто приятно посмотреть на очень красивый окружающий пейзаж с холмами и ложбинами. Кстати, бывшая граница действительно выглядит, как "зеленый пояс": деревца, которые поросли за прошедшие 20 лет, выделяются по цвету от других.

Неподалеку, в городке Пробстцелло мы посещаем огромный "Баухаус", либо "Народный дом" - здание 20-х годов прошлого века в особом стиле то ли конструктивизма, то ли модернизма. В любом случае здание выглядит очень современным и сейчас. В катастрофическом состоянии его выкупил всего за 15 тысяч евро частный владелец, сделав здесь отель и образовательный центр. На специальном макете нам показывают, как выглядела пограничная полоса 20 лет назад (вышки, колючая проволока, пограничники), в настоящее время (вышка оставлена как исторический экспонат, граница угадывается слабо) и через 20 лет (кроме вышки - никаких напоминании).

Германо-германский музей

Звучит как "масло масляное", правда? Тем не менее, на вилле Шенинген в Потсдаме нас ведут именно в такое место. Здесь можно увидеть прежние таблички-предупреждения о пограничной зоне, куски колючей проволоки и шипов-ежей с дороги, форму пограничников. И даже табельный "Макаров" гэдээровцев. Сколько жизней невинных людей он забрал? Неизвестно, но даже по официальным данным - 1068 человек, которые пытались вырваться из этого "заповедника".

"Я вожу экскурсии не только в ухоженные уголки города" 

Для меня лично фигура Михаила Горбачева - спорная. Его заслуги в развале Советского Союза забывать нельзя: благодаря этому я всю сознательную жизнь являюсь гражданином независимой Республики Беларусь. Одновременно нельзя забывать, что именно под руководством Горбачева от миллионов людей пытались скрыть правду о Чернобыле - в результате на первомайскую демонстрацию 1986 вышли сотни тысяч людей, для многих из которых это закончилось увечьем или ускоренной смертью.

Для немцев Горбачев - однозначный герой. На днях, к годовщине объединения, ему (вместе с Гельмутом Колем и Джорджем Бушем-старшим) даже поставили бюст в Берлине. О роли Горбачева упомянул и мэр (обер-бургомистр) Лейпцига Буркхард Юнг во время нашей встречи.

Тогдашняя бетонная дорога для гэдээровских патрульных машин в Зеленом ПоясеСтоит напомнить, что в 1989 году все начиналось именно в Лейпциге. Здесь, в церкви Святого Николая, собирались люди, недовольные коммунистической властью. И с каждым разом, каждый понедельник, их приходило все больше. Пока 9 октября 1989 года их не собралось около 100 тысяч - люди заняли весь храм, площадь с двух его сторон и прилегающие улицы. Люди со свечами в руках пошли по городу - ни полицейские, ни армия не останавливали их. "Почему?" - спросил я у господина Юнга.

- Знаете, лично я вижу три основные причины этого, - ответил обер-бургомистр Лейпцига. - Во-первых, коммунистическое правительство ГДР не испытывало больше полной поддержки СССР. Во-вторых, коммунисты не решились устроить кровавую бойню посреди Европы. И, в-третьих, все советские солдаты по приказу Горбачева оставались в казармах, получив указание "не вмешиваться". В результате против демонстрантов вышло 8000 полицейских и военных - но это были также жители Лейпцига и окрестностей. И они увидели среди демонстрантов своих родственников, друзей, знакомых, соседей. Благодарение Богу, немцы не стали стрелять в немцев.

Помимо темы единения, Буркхард Юнг рассказал нам и о своей работе в должности обер-бургомистра. Особенно мне понравилась одна его фраза:

- Когда ко мне приезжают делегации или просто гости, я веду их показывать не только образцово чистые и ухоженные улицы, но и проблемные районы, где плохие дороги, не отремонтированные дома. "Показуха" - это обман самих себя. И если ты показываешь только блеск - каждый разумный человек почувствует, что ты обманываешь...

В заключение разговора о единении обер-бургомистр рассказал нам байку о роли Горбачева в том историческом процессе. Мол, накануне 9 октября правление ГДР уже знало, что завтра будет многотысячная демонстрация. На подъездах к Лейпцигу полиция перехватывала целые автобусы людей, которые ехали из других мест, чтобы поучаствовать в ней. И вот ночью гэдээровские вожди бросились звонить Горбачеву: что делать?! Трубку якобы сняла Раиса Максимовна, которая трижды пояснила, что Михаил Сергеевич спит. Однако те так умоляли, что она пошла будить мужа. Что ответил тогда Горбачев гэдээровцам, история умалчивает. Но факт остается фактом: если бы СССР в лице генсека поддержал тогда гэдээровцав, единение Германии отложилось бы еще на некоторое время.

Глеб Лободенко. Берлин-Потсдам-Лейпциг-Минск.

Р.S. Автор выражает искреннюю благодарность посольству Германии в Минске за прекрасную организацию поездки.

Газета "Звязда", 9 октября 2010 года.

Источник: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=67398&idate=2010-10-09