Древние карты столицы в кабинете картографии Музея истории Минска

Вторник, 9 декабря 2014 г.
Просмотров: 1132
Подписаться на комментарии по RSS

Добрались ли до нас аргонавты?

Какова роль картографии в изучении истории? Древние карты и планы иногда дают историкам больше информации, чем другие источники: летописи, документы, археологические находки... Наверное, лучшим местом для быстрого знакомства с историей при помощи карт в белорусской столице является картографический кабинет Музея истории Минска, находящийся в городской ратуше. Корреспонденты «Звязды» побывали в кабинете вместе с реставратором и создателем большинства его экспонатов — историком, писателем и картографом Львом Козловым — и поговорили об истории Беларуси через призму картографии.

Первое, что чувствуешь, попадая в кабинет картографии, — понимание, что сюда вложили душу профессионалы. Впечатление такое, будто бы попал во дворец кого-то из средневековых европейских монархов. Хотя собраны здесь карты самых разных периодов: от античного Птолемея, работ Меркатора эпохи Ренессанса — до планов Минска и окрестностей начала прошлого века. В кабинете можно проследить историю белорусской столицы в течение пятисот лет, когда картография стала официально признанной наукой.

— Вот, например, интересная карта знаменитого венецианского монаха Фра Мауро, одного из лучших составителей карт своего времени, — рассказывает Козлов. — Создана она была в середине XV века, а нам интересна в первую очередь тем, что на ней обозначена территория под названием «Rossia Biancha», или «Белая Русь». Правда, находится она примерно в регионе нынешней Сибири. Есть здесь, кстати, и Черная, и Красная Русь, автору эти термины были знакомы.

историк, писатель и картограф Лев Козлов

Сориентироваться на карте Фра Мауро сначала трудно. Дело в том, что система обозначения сторон света в то время еще не укоренилась. А потому юг у монаха находится вверху, север — внизу. Соответственно перепутаны и восток с западом. Понимаю, что обычный поворот карты мира вверх ногами — отличная возможность посмотреть на привычное по-новому.

— Из древних карт наиболее интересна, наверное, вот эта, — продолжает Лев Козлов. — Это карта Герарда Меркатора 1554 года. В свое время я нашел ее буквально по кускам в московской «ленинке» и примерно за полгода восстановил. Причем это восстановление делалось не с оригинала, а с копий, изданных немецким институтом землеведения в конце XIX века. Последний из известных оригиналов был потерян во время освобождения советскими войсками Вроцлава, который в то время носил название Бреслау и входил в состав Германии. На этой карте уже можно найти Минск, здесь он обозначен как Miensko. Концевая гласная объясняется тем, что западноевропейцам трудно произносить названия, оканчивающиеся на согласные, поэтому многие белорусские города имеют на конце дополнительную гласную. Интересно, что на более поздних картах буква «е» исчезает из названия нашего города, и он из Менска превращается в Минск. Произошло это, безусловно, под польским влиянием. По моему мнению, свою роль могло сыграть банальное созвучие варианта Miensko с польским словом mesko, что значит... мяско. Подчеркну лишь, что это собственно моя версия, большая часть исследователей считает по-другому.

Следующая знаменитая карта — Николая Радзивилла Сиротки, 1613 года (созданная, на самом деле, десятилетием раньше). И на ней Менск действительно уже превратился в Минск. Лев Романович восстанавливал ее с оригинального экземпляра, хранящегося в шведской Упсале. Кстати, с этой карты можно начинать отсчет и белорусской картографии.

— Я всегда говорю: почему Иван Грозный проиграл Ливонскую войну? У него не было карт! А у его противника Стефана Батория были, — смеется господин Козлов.

Одна из карт, датированная 1750 годом, может также считаться знаковой. Ведь именно на ней впервые вся современная территория нашей страны названа Беларусью (Russia Alba), ранее этот термин применялся только в отношении восточных частей нынешних Витебской, Могилевской и частично Минской областей.

Еще столетие проходит за несколько минут — рассматриваем работу 1850 года.

— А вот эта карта интересна тем, что на ней еще не обозначена железная дорога, ее тогда только начинали создавать. Российские чиновники, строя железную дорогу, делали просто: проводили «под линейку» линии на карте, не обращая внимания на деревни, дороги, не обозначали переезды... Кроме этого, здесь хорошо описаны Минск и окрестности. Очень легко оценить, как всего за 150 лет увеличился город, поглотив окружающие деревни, которые сейчас существуют только в названиях микрорайонов.

На почетном месте в центре кабинета — огромный глобус «Меркатор». Мир глазами европейца эпохи Ренессанса, красиво украшенный и раскрашенный. На деревянном круге, который опоясывает земной шар — знаки зодиака. Создание этого шедевра заняло у господина Козлова около семи месяцев. В работе помогала жена, Галина Александровна, знаток компьютерных технологий.

в кабинете картографии Музея истории Минска

— Полтора года назад мир громко отмечал 500-летие со дня рождения Герарда Меркатора, великого картографа, у нас же об этом было почти не слышно. Мне тогда было очень досадно, так, может, пусть хоть этот глобус напоминает минчанам об этой личности, — говорит Лев Козлов.

Кстати, можно найти на картах и подтверждения полумифическим вещам. Например, знаменитое море Геродота, о котором уже много сказано и написано, определенным образом проявляет себя на упомянутой карте Меркатора — огромный водоем обозначен картографом неподалеку от Пинска. Именно из него якобы вытекали некоторые реки Беларуси: Припять, Неман... По словам господина Козлова, этот водоем, скорее всего, означает большое болото на Полесье, которое в те времена было очень крупным. Белорусский мелиоратор Дубровский ранее проводил археологические исследования на тех землях и обнаружил, что древние поселения полещуков размещались на очень большом расстоянии от нынешнего русла Ясельды и строились... на сваях. Это значит, что тогда река разливалась очень широко. Вероятно, по такому водоему могли даже ходить корабли с довольно большой осадкой.

— В свою очередь огромные полесские болота могут являться остатками так называемого «Моря Геродота» — большого водного бассейна на севере от Черного моря, через которое к Средиземноморью можно было добраться через Балтику, — рассказывает Лев Романович. — Всем известный миф о Ясоне и аргонавтах может приобрести и новое объяснение. По одной из трактовок, греки возвращались из Колхиды по неизвестному темному морю. Вполне возможно, что тогда они побывали на территории нынешней Беларуси.

Останавливаясь у каждой карты, Козлов снова и снова вспоминает интересные исторические факты, легенды, рассказывает о спорных моментах. Кажется, можно бесконечно находить что-то новое для себя на этих артефактах. Кстати, Лев Романович готовит к печати свою книгу под названием «Минск и окрестности на старинных картах и планах». Будем надеяться, что она в скором времени увидит свет, а у отечественных любителей истории появится больше интересного материала для изучения.

Ярослав Лысковец. Фото Сергея Никоновича, 9 декабря 2014 года. Источник: газета «Звязда»,

в переводе: http://zviazda.by/2014/12/63662.html

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)