Могилевская исправительная колония № 19 преображается в лечебно-трудовой профилакторий

Среда, 25 июня 2014 г.
Просмотров: 3287
Подписаться на комментарии по RSS

К могилевской исправительной колонии № 19 ведет хорошо утрамбованная колесами автомобилей и протекторами обуви дорога. Более 20 лет по ней в исправительное учреждение везли осужденных, а скоро повезут постояльцев в лечебно-трудовой профилакторий. В конце мая Президент подписал указ «О совершенствовании деятельности уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел». Этот документ дал толчок к реорганизации конкретных исправительных колоний в лечебно-трудовые профилактории.

«Большинство осужденных рассчитывает на досрочное освобождение»

— Сейчас все находится в стадии ликвидации исправительной колонии, — принимает нас в рабочем кабинете Дмитрий Алейников, исполняющий обязанности начальника исправительной колонии № 19. — Для этого готовятся необходимые документы, но процесс не такой скорый, а потому требует определенного времени. Большинство заключенных мы уже этапировали в другие колонии. У нас осталось около ста осужденных. Однако через некоторое время их тоже переведут в другие места лишения свободы. Что касается наших сотрудников, большинство из них продолжит работать в ЛТП.

Интересно, что современная ИК № 19 в 1983 году начинала свою историю как лечебно-трудовой профилакторий. Однако через 9 лет профилакторий приказом министра внутренних дел ликвидировали и на его месте организовали исправительное учреждение.

— Первый осужденный завезен в колонию 1 июня 1993 года, — углубляется в историю Александр Товстуха, заместитель начальника колонии по исправительному процессу. — Этот день считается образованием колонии. За непродолжительный период она была и общего, и усиленного режима. В последние годы сюда этапировали так называемых «первоходов» — лиц, отбывающих наказание в условиях общего или усиленного режима впервые. Наш лимит — 800 заключенных. И из них, как уже говорил исполняющий обязанности начальника колонии, осталось не более ста осужденных.

коридоры бывшей колонии

Все они в колонии заняты работой. Расписание чем-то напоминает армейское: подъем в 6:30, отбой — 22:30. Все сделано для того, чтобы обеспечить осужденным 8-часовой непрерывный сон. В профилактории, разумеется, будет несколько иной график.

— Наше предприятие специализируется на деревообрабатывающем, швейном, металлообрабатывающем производствах. Делаем поддоны, деревянную тару, — объясняет Дмитрий Левков, директор республиканского унитарного предприятия ИК № 19. — Сотрудничаем преимущественно с могилевскими организациями. Наша основная задача — обеспечить подопечных работой, чтобы они покрывали расходы, отправляли деньги на содержание детей. Работают в две смены в соответствии с восьмичасовым рабочим днем.

В библиотеке — произведения Рэя Брэдбери

Территория колонии условно разделена на две зоны. И когда попадаешь на ее площадку, слева видишь помещения «отрядов», «карантин», медицинскую часть, справа — строения предприятия. Однако через несколько шагов взгляд натыкается на фигуру большого белоснежного лебедя, которого установили сами осужденные. Чуть дальше — деревянный крест, здесь позже построят православную часовню. Несмотря на рабочий день, часть заключенных, которых выдает черная униформа, не занята на производстве, а отвечает за порядок в отрядах. На наружных стенах жилого корпуса — не только специально подготовленное расписание программ телевидения, где наиболее часто встречаются матчи футбольного чемпионата мира, но и самодеятельные стенгазеты. Шестой номер газеты «Луч света», например, содержит список тех, кто получил благодарность от руководства колонии.

— Мы все-таки больше поощряем, чем наказываем, — признается Андрей Понятов, начальник отряда № 6. — Подавляющее большинство осужденных ведут себя спокойно и рассчитывают на досрочное освобождение.

Не меньше удивляют и разнообразные достижения библиотеки колонии, где с произведениями Рэя Брэдбери соседствуют белорусско-русский словарь и Закон Божий. Однако поразило еще другое. На стене в клубе осужденный сделал большую репродукцию картины Яна Матейко «Грюнвальдская битва».

— Интересно, что автор копии, а он родом из Гродненской области, научился рисовать именно за решеткой, — рассказывает Александр Товстуха. — Мы сначала хотели изобразить поединок Челубея с Пересветом во время Куликовской битвы, но сам осужденный предложил тему Грюнвальда. В итоге мы согласились. В общей сложности над своим произведением он работал 8 месяцев.

дверь с решеткой

Наш собеседник также вспоминает, как приезжали с концертами Ирина Дорофеева, Владимир Ухтинский, как осужденные самостоятельно устраивали спектакли.

— Заключенные представляют все слои населения. Есть и владельцы 3 дипломов об окончании высших учебных заведений, бывшие сотрудники коммерческих фирм и государственных учреждений, и обычные рабочие. Они такие же люди, как все. Просто кто-то попал сюда случайно, а кто-то сознательно всю жизнь «спешил» в колонию. Среди них много одаренных людей. У нас действовали вокально-инструментальные ансамбли. Осужденные как-то поставили новогоднюю сказку, в которой они засыпают 31 декабря в колонии, а 1 января сотрудники исправительного учреждения сообщают им об амнистии. А известный композитор Владимир Браиловский вообще поставил спектакль по поэме «Василий Теркин» Александра Твардовского. Сцену тогда задрапировали сетью, среди декораций были ящики из-под снарядов, а одежду действующим лицам специально привезли из одного могилевского дворца культуры.

Как в колонии жениться и развестись 4 раза?

Для комфорта здесь работает небольшой магазинчик, в котором можно приобрести мыло и другие предметы личной гигиены, конфеты, печенье, сигареты. Каждый осужденный имеет право на 15-минут телефонных разговоров с близкими родственниками в месяц. Для этого они приобретают обычную телефонную карточку и звонят согласно графику, который имеет каждый отряд. Продолжительность краткосрочного свидания составляет 2 часа, длительного — 3 дня. Не менее популярным способом общения для осужденных стала переписка с «заочницами», любительницами знакомств по переписке.

— Большинство наказанных лишением свободы переписываются только ради того, чтобы чем-то заполнить свободное время, — отмечает Александр Товстуха. — Иногда просят прислать им денежный перевод, а кто-то — колбасу и сигареты. Есть пример заключенного, который за все время переписки официально женился и разводился четыре раза! Но есть и другие ситуации. В прошлом году осужденный нашел по переписке женщину, которая служит в Вооруженных Силах, и официально оформил с ней отношения.

— А как часто в этой колонии заключали брак?

— Каждый месяц. Правда, за этот год у нас только один подобный случай. В нашем учреждении есть отдел, который отвечает за подобные церемонии. Он довольно плодотворно сотрудничает с могилевским ЗАГСом. Были даже отведены отдельные дни недели для регистрации с участием осужденных. И среди них есть люди, которые создавали полноценные семьи, а после присылали фотографии рожденных детей. Многие перед отправлением за решетку разрывают отношения с семьями, а кто-то, наоборот, стремится создать семью, чтобы после отбытия срока знать, куда поехать.

Через некоторое время в комнатах осужденных заменят другие «жители», которых принудительно отправили на лечение. Правда, Александр Товстуха уверен, что преобразование колонии в ЛТП на структуру не повлияет.

— К нам приедут люди, которым необходима медико-социальная реабилитация. Именно из-за этого будет расширена медицинская часть. Сам процесс реорганизации проходит безболезненно. Определенное волнение связано только с тем, что многие аттестованные сотрудники раньше не работали с подобными людьми. Но я полагаю, что с ними работать будет не труднее, чем с заключенными. Только стоит помнить, что это уже не осужденный. Страшного ничего нет. Главное, знать, как с ними работать и выполнять свои обязанности достойно.

Сергей Проценко, первый заместитель начальника Департамента исполнения наказаний Министерства внутренних дел:

— Я хорошо помню, как могилевский лечебно-трудовой профилакторий перепрофилировали в исправительную колонию. В начале 90-х распался Советский Союз, и всех белорусских осужденных, отбывавших наказание в других бывших советских республиках, этапировали в Беларусь. Исправительная система БССР была рассчитана на меньшее количество заключенных, и нам пришлось прибегнуть к реорганизации. Прошло более 20 лет, и Президент принял решение вновь создать в Могилеве ЛТП. Причина? Активное применение уголовных наказаний, не связанных с изоляцией от общества. Да, удельный вес лишения свободы в структуре наказаний преобладает, но постепенно идет его сокращение. Очень важно, что и в Могилеве, и в Новополоцке, где также появится ЛТП, есть крупные предприятия. Это позволит людям, которые будут находиться на лечении, работать. Средний возраст потребителей алкогольных напитков значительно снизился. И если раньше в профилактории направляли закоренелых пьяниц, сейчас там можно увидеть 18-летних молодых людей без образования. В каждом лечебно-трудовом профилактории мы устроили специально-техническое обучение, чтобы человек мог просто получить профессию. Как правило, раньше люди злоупотребляли алкоголем и не работали. В свою очередь мы обязаны привлечь их к работе. Что касается новых лечебно-трудовых профилакториев, они должны заработать к 1 сентября.

Тарас Щирый. Фото Надежды Бужан, г. Могилев, 25 июня 2014 года. Источник: газета «Звязда»,

в переводе: http://zviazda.by/2014/06/43963.html

Считаете текст полезным? Поделитесь с друзьями:
twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru liveinternet.ru livejournal.ru

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)