Хотите увидеть единственный в Беларуси дом-крепость? Гайтюнишки

Вторник, 21 декабря 2010 г.
Просмотров: 5343
Подписаться на комментарии по RSS

Тогда вам - прямая дорога в психиатрическую больницу!

И не спешите обижаться. Вправду - в единственном в Беларуси доме-крепости 1613 года сейчас располагается такое медицинское учреждение. И это - настоящее счастье для этого памятника архитектуры. В то время, как десятки других дворцов и усадеб стоят в руинах, крепость в Гайтюнишках поддерживается в прекрасном состоянии! А совсем недавно медики сделали здесь ремонт, в значительной степени вернули крепости былое величие. Откуда в Вороновском районе, на самой границе с Литвой такое чудо? Построил его Петр Нонхарт, голландский зодчий, который в конце XVI века был назначен главным архитектором Вильнюса - а в Гайтюнишках решил обосноваться (хотя до Вильнюса 50 км). Поскольку Нонхарт специализировался на оборонительных сооружениях, свое жилище "по инерции" соорудил, как настоящую крепость. Да так удачно, что шведы не смогли взять ее во время войны!..

...Еще пару лет назад здесь была строгая пограничная зона, вас могли запросто оштрафовать за нелегальное пребывание в ней. Сейчас Пограничный комитет, к счастью, значительно сузил площадь зоны. Увидеть многочисленные памятники архитектуры стало проще! И, хотя разрешение по-прежнему надо, сейчас все проще. Оплачиваете по месту жительства небольшую пошлину (около 7 тысяч в год), записываете телефон нужного пограничного отряда - и перед поездкой информируете, что в определенный период будете находиться здесь. По сути, разрешительный принцип заменили заявительным - что упростило жизнь многим путешественникам.

Дом-крепость в Гайтюнишках - единственный такой в Беларуси... Психиатрическая лечебница в Гайтюнишках - объект особой охраны. Ведь, помимо медицинского учреждения в крепости на 50 коек, есть еще соседнее отделение за колючей проволокой, где содержатся преступники, признанные психически больными, - под охраной милиции на принудительном лечении.

Несмотря на это, на проходной вас встретят очень вежливо и дружелюбно.

- Туристы? Проходите, туристам мы всегда рады - есть что показать, чем похвастаться! Только я вас запишу в тетрадь, стараемся отследить географию туристов!

Охранница записывает и объясняет, что фотографировать можно все, кроме отделения с охраной. Спецобъект все-таки. Более того, в сам дом-крепость можно войти, походить по первому этажу, где находятся административные комнаты. Здесь же можно увидеть стенд с историей крепости, богато украшенный снимками. Пожалуй, это первая психиатрическая больница, где вам захочется задержаться!..

Поприветствовать гостей выходит главный врач Маргарита КУДЯН.

- Очень радуюсь всегда, когда приезжают гости, интересуются нашим домом-крепостью!.. Если интересно, могу немного рассказать его историю...

Садимся в кабинете главного врача.

- Когда дочь Нонхарта вышла замуж за господина Хрептовича, имение пошло в приданое, - начинает рассказ госпожа Маргарита. - Но они здесь не жили, выехали в другое место. И позже поместье отошло лютеранскому приходу. Они сдавали его в аренду разным семьям, среди которых - Путкамеры (те самые, связанные с Мицкевичем), Остен-Сакен, Шретеры (Шротеры)... Когда мы занимались восстановлением, нашли разные сведения относительно владельцев дома. Кстати, во время ремонта мы делали шурфы на стенах (это обязательная процедура). Только представьте - специалисты засвидетельствовали, что конструкции потеряли свою функцию всего на 30%, сохранность кирпича - 70%! За 400 лет! Представьте только - эти 400 лет дом стоял даже без водоотводов! Можно смело сказать, что многие более поздние постройки, даже советского времени, пришли в аварийное состояние за много меньший промежуток времени...

Неподалеку находится лютеранская часовня-усыпальница, построенная в 1633 году, в которой почил некогда сам Петр Нонхарт с женой. Его останки и теперь теоретически находятся где-то под часовней. Хотя жители Гайтюнишек вспоминают, что в советское время в крипту очень любили ходить "на экскурсию" кому не лень. В результате там мало что осталось... Так получилось, что все последующие хозяева имения после Нонхарта были именно лютеране, которые также были впоследствии захоронены в часовне. Часовня сооружена из кирпича и камней лишь частично, середины стен заполнены глиною. В результате, когда после прихода коммунистов людям запретили молиться и часовню забросили, в скором времени прохудилась крыша, и вода от осадков за считанные годы уничтожила практически всю часовню... Сегодня там стоят полторы стены... Тем не менее, на руинах висит вывеска, что это - ценность, находится под охраной государства. Но - на вывеске значится, что это... "Усадьба Ваньковичей XIX в." Очевидно, просто что-то перепутали, когда вешали.

- За период, когда менялось много хозяев после Нонхарта, дом мало использовался как жилье, - говорит Маргарита Кудян. - Чаще всего здесь были хозяйственные помещения. На старых снимках и рисунках можем видеть, что некоторые окна были просто забиты досками... Однако последний владелец, господин Римша, по воспоминаниям, даже пытался заниматься какой-то реставрацией. По крайней мере, крытое крыльцо, которое мы видим сегодня, пристроил именно он сто лет назад. Также есть сведения, что Римша накрыл дом гонтом (правда, снимки этого не подтверждают), разместил в крепости прекрасную библиотеку, заказал наборы мебели из какой-то редкой сосны...

Что за замок без мистики и привидений? Госпожа Маргарита, как представитель точной науки, верит в это с улыбкой. Но говорит, странные вещи действительно бывают.

- Когда мы делали ремонт, снимали слой старой штукатурки. На одной из башен было желтое пятно. Думали: бывает, 400 лет, может, влага какая-то. Сняли штукатурку - укладка отличная, плесени нет. Прошпаклевали заново, сделали водоотвод - влаги быть не должно. Через какое-то время пятно проступило снова! В чем секрет? Возможно, дом, как губка, впитал ранее влагу - и теперь отдает? А может, что другое?.. Кстати, есть сведения, что когда-то в доме-крепости были фрески, которые не сохранились...

- Может, просто каждый замок должен иметь своего Бабая? - спрашиваю у госпожи Маргариты.

- Я считаю, что у нас Бабай - доброжелательный, с очень положительной энергией! Наверное, хорошие люди и хорошие здания живут долго. Я в этом замке провожу очень много времени, бывает, что и сутками - когда дежурство. И мне здесь хорошо, чувствую какую-то необыкновенную легкость...

Госпожа Маргарита любит рассказывать, почему шведы не смогли взять дом-крепость.

- Здесь, конечно, большая заслуга Нонхарта: стены полтора метра толщиной, на первом этаже раньше были исключительно бойницы вместо окон, там располагался гарнизон. Однако есть и другие причины: замок находится посреди болот, которые 400 лет назад были вообще непроходимыми. Грунтовые воды и сегодня стоят чрезвычайно высоко. Шведы попросту не смогли подкатить к замку пушки. А без пушек у них ничего не получилось!

После Второй мировой войны в замке была школа механизаторов, больница открылась здесь в 1956 году. Знаете, во время разговора с Маргаритой Кудян меня не покидала мысль: чтобы эта женщина-врач и так увлекалась историей, так любила свое, так разбиралась в архитектуре!..

- В должности я работаю уже 10 лет, а вообще в нашей больнице - более двадцати. Окончила Гродненский мединститут. Муж тоже врач - его распределили сюда, я поехала следом. Конечно, сначала было отчаяние - из замечательного Гродно ехать работать в деревню!.. Не хватало темпа жизни, отношений... А сейчас я довольна, что так получилось. Я нашла себя здесь! А почему я так увлекаюсь историей этого места, этого здания?.. Я считаю, что жить на этой земле и не любить, не знать, не уважать ее - невозможно, недопустимо! Тем более, когда речь идет о таком уникальном памятнике архитектуры!.. Правда, когда я начинала работу, об истории памятника здесь знали мало чего. Я заинтересовалась, стала искать сведения. И поняла, что это - настоящий бриллиант белорусской архитектуры!.. Поэтому и мечтала привести замок в надлежащий вид, придать ему былое величие. Полноценной реставрации не удалось, так как это требует значительных средств. Но, стараясь не навредить, к восстановлению памятника подошли максимально деликатно. Заменили кровлю, поставили на башне изысканные шпили-кресты, ошпаклевали, вернули окнам былую форму...

Для людей, у которых обострились психические заболевания, срок содержания в замке - не более 40 дней. А вот те, кого суд признал преступником, могут жить здесь годами. Не могу не спросить у Маргариты Георгиевны, часто ли пациенты буянят.

- Что вы, такое случается очень редко! Я вам объясню как врач, что такое может случиться тогда, когда человек чувствует неуверенность и страх от того, что он не знает, что с ним будет. У нас очень сильная система психообразования и информации, которую мы выработали на практике. Когда человек попадает в больницу, первое, что мы делаем, - показываем ему фильм, где подробно рассказывается и показывается, как он будет здесь жить, какие он имеет права, что обязан выполнять, каким будет расписание дня, как будут проходить свидания с родственниками, какие может принимать посылки, сколько он здесь будет, как он отсюда выйдет. Мы также очень благодарны Минздраву, так как за последние годы сделан большой шаг вперед - теперь с пациентами работает не только психиатр, но и психолог, и психотерапевт. Эффект улучшился в разы!

Маргарита Кудян делает что может и даже больше. Мало того, что восстанавливает замок, но и еще в прошлом году ее больница получила третье место по озеленению среди медицинских учреждений Гродненщины. Это прекрасно, когда врач, профессионал, так относится к истории, к национальной памяти. Маргарита Георгиевна мечтает, чтобы память основателя дома-крепости была почитаема должным образом. Чтобы часовня, где покоится Петр Нонхарт, была восстановлена. Или хотя бы "облагорожена" - для этого необходимо спилить поросшие вокруг деревья, почистить территорию, установить мемориальный камень. Одной госпоже Маргарите не справиться. Она надеется на помощь и понимание местных властей.

Глеб Лободенко. Газета "Звязда", 21 декабря 2010 года.

Источник: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=71154