Слишком молодые родители и дети: "отдам ребенка в хорошие руки"

Вторник, 27 марта 2012 г.
Просмотров: 4591
Подписаться на комментарии по RSS

"Помогите! Мы живем гражданским браком с женой. Я еще учусь, мне 20 лет. Она также учится, ей 22. Через два месяца должна родиться дочь! Родители об этом не знают! Мы скрываем! Мы еще не готовы к этому и не в состоянии вырастить ее! При отказе от ребенка нужно платить алименты около миллиона! У нас таких денег нет. Единственный выход - передать опеку над ребенком сразу в роддоме! Помогите, пожалуйста. Может, кто-нибудь хочет усыновить новорожденную девочку! Умоляю, помогите..."

Такой текст появился в этом году на одном из белорусских семейных порталов. Реакция пользователей интернета была бурной и разнообразной. Одни уговаривали молодых людей одуматься и обещали поддержку, другие срамили и ругали, третьи готовы были новорожденную девочку удочерить. Кто-то считал всю эту историю розыгрышем. Были и те, кто угрожал молодым людям разоблачением их тайны со всеми морально-правовыми последствиями...

Надежда на любовь...

Наверное, эти молодые люди насмотрелись американских фильмов и поэтому понадеялись, что у нас такое тоже возможно. Вообще, в США такая практика существует очень давно, так как американцы - народ практичный. Например, девочка-подросток забеременела еще в школе. Аборт сделать не успела - придется рожать. А когда она со своими родителями решает отказаться от ребенка, то пока он еще не родился, они подыскивают младенцу приемных родителей.

В свою очередь, будущие родители ходят с беременной девушкой на УЗИ, следят за анализами и тому подобное. Они по мере возможностей участвуют в жизни еще не родившегося ребенка. И если даже малыш не нужен родной матери, то он уже все равно желаем, только приемными родителями. В американских фильмах такие ситуации выглядят очень трогательно. Самих же подростков никто не осуждает. Общество воспринимает это как сложный этап взросления подростка: дескать, что уж делать, если так вышло?

Конечно, тут можно рассуждать о том, что это неправильно, что нельзя к этому относиться как к "нормальному". И, возможно, ничего подобного бы не вышло, если бы не раннее "секс-просвещение" и уверенность современных детей и людей в том, что секс - единственное и главное проявление любви. Но если смотреть с практической точки зрения, то государству выгоднее позаботиться о судьбе детей, от которых планируется отказаться, еще до их рождения. Во-первых, государству не нужно несколько месяцев (столько времени необходимо сегодня, чтобы оформить на ребенка все документы и устроить его в Дом малютки) обеспечивать ребенка... Во-вторых, медсестрам в родильных отделениях было бы легче работать, а то, помимо своих прямых обязанностей, они должны переодевать и кормить "отказников"...

Но самый главный и весомый аргумент, перед которым все остальное просто ничто, - само дитя. Пока общество и государство выясняют отношения с нерадивыми родителями, один на один со своей проблемой остается беспомощный младенец. Мир детей очень отличается от мира взрослых. Малышу все равно, каков моральный облик его родителей. Ему нужно всего лишь, чтобы его любили. И если это возможно, то еще до его появления на свет Божий.

Да, эти молодые люди искали ребенку родителей для того, чтобы не платить алименты. Это не делает им чести, но они, возможно, и слов таких не знают. И решая какие-то свои проблемы, молодая пара одновременно решала проблему малыша, а это неплохо!

Я знала одного мальчика, Толика, от него родители отказались в роддоме. Он очень завидовал детям, чьи родители были лишены родительских прав. Ведь им имена давали мама с папой, а не придумывали сотрудники родильного дома. У них обычно были братья и сестры, а он о своих ничего не знал. Он не мог смириться с мыслью, что его фамилия, возможно, просто выдумка. Он так исстрадался, что решился на "преступление"... Толик установил наблюдение за приемной директора школы-интерната: именно там находилось его "личное дело". И когда секретарь вышла, он похитил свои документы. Он нашел адрес матери и убежал, чтобы ее найти. В этот же день в школу-интернат приехала та, которая его родила, и стала кричать: мол, что вы за своими воспитанниками не смотрите? Почему они ходят там, где хотят?..

Директор сначала очень испугался и просил прощения: он подумал, что подросток напал на эту женщину. Но выяснилось, что мальчик ничего плохого не сделал. Когда у Толика спросили, для чего он поехал к своей матери, он ответил: "Я просто хотел на нее посмотреть".

Ребенок четырнадцать лет страдал, думал: его проблема в том, что он не знает ничего о матери. Ему казалось, что она бросится ему на шею, будет просить прощения... На самом деле он так и не получил того, что искал, - любви.

Поэтому, по моему мнению, те, кто решает оставить ребенка в роддоме и при этом не хочет платить алименты, пусть хотя бы немного напрягутся и попытаются найти людей, которые смогут полюбить их ребенка. Младенцу уже сразу после рождения нужны ласка и забота мамы. Но пока наше общество и государство в первую очередь думает о том, как наказать нерадивых родителей, а только потом - о детях.

На форуме люди в основном осуждали эту молодую пару, угрожали им тем, что за отказ от ребенка придется отвечать всю жизнь... Но все же были и другие сообщения. Их писали люди, которые были готовы взять будущую сироту к себе. Они не упрекали, а пытались выйти на связь. Мне кажется, что именно эти люди в первую очередь беспокоились о ребенке.

Я согласна с тем, чтобы тех, кто отказывается от родных детей, осуждало все общество. Они заслужили, чтобы им дергали нервы, угрожали, штрафовали, да что угодно, на что только фантазии хватает. Но пусть все это делается после того, как маленький человечек уже будет ДОМА, рядом с людьми, которые его ЛЮБЯТ. Для этого нужно оставить биологическим родителям возможность хотя бы такой заботы о своем ребенке.

Наталья Таливинская.

 

"Цивилизованный" выход

Не пьяницы. Не "безголовые" подростки. Вполне адекватные молодые люди. Причем такие - "не готовые к этому" - были во все времена. Тут вся разница лишь в способе, с помощью которого они попытались решить свою проблему. А именно - публичность, которую обусловил интернет.

В начале февраля Светлана Яскевич озвучивала в "Звязде" проблему убийства младенцев и необходимости создания для нежелательных детей бэби-боксов - "окон жизни", которые спасли бы тех, кто родился не в то время и не у тех родителей.

Эти убивать не собирались. Они искренне искали цивилизованный способ. Они даже писали, что девушка придерживается всех рекомендаций врача, пьет витамины для беременных, своевременно сдает анализы... Они, в меру своего сознания, относились ответственно к будущему своего ребенка. Хотели, чтобы он родился здоровым и... попал в хорошие руки. Вот и все.

И меньше всего я хотела бы здесь рассуждать о конкретных молодых людях. Но, по моему мнению, настало время задуматься, что в воспитании наших детей (моему сыну тоже 22) мы делаем не так. Почему наши добрые, эрудированные, всем необходимым обеспеченные дети оказываются не готовы к... жизненным трудностям? За словами "мы не в состоянии вырастить ее" кроется именно боязнь элементарных бытовых трудностей. И еще - боязнь собственных родителей.

Почему так получилось? Видимо, причина такого выбора - в нашей гонке за красивой жизнью, которая началась в 90-х и с каждым годом набирает обороты? А также в утрате доверия между поколениями?

Вспоминаю времена, когда родился мой сын. Развал Советского Союза, тотальный дефицит, продовольственные карточки, "челноки". И почти одновременно - глянцевые журналы, видеомагнитофоны, красивые конструкторы LЕGО...

Когда появилось ощущение, что вся жизнь состоит из бесконечных попыток заработать? На игрушку ребенку, на квартиру, на хороший ремонт, машину, отдых... Наши дети выросли в атмосфере этой гонки, рядом с родителями, постоянно озабоченными... Они впитали установку на "обеспеченность" и "достойную жизнь", они боятся быть хуже кого-то, они хотят, чтобы у их детей... все было иначе.

"Мама, почему мы не такие богатые, как семья Леры (Миши, Вани...)?" - едва ли не самый болезненный вопрос для современных родителей. Откуда это чувство вины за то, что мы - не такие богатые? Откуда комплексы? Не в том дело, что мы разучились быть счастливыми независимо от материальных благ? Не забыли ли мы вообще, в чем настоящее счастье? Что способно дать неподдельную радость и удивительный покой в душе? И как мы можем научить наших детей быть счастливыми, если сами перестали быть таковыми?

Я не говорю о том, что нужно срочно перестать зарабатывать деньги и что не следует стремиться к лучшему. Но что-то изменить в нашем отношении к собственной жизни, во взаимоотношениях с детьми необходимо. Нам необходима пауза в гонке. Способность остановиться. Осмотреться. Увидеть тех, кто рядом. Спросить: "Как дела?". Заглянуть в глаза, убедиться, что в ответ прозвучали не просто дежурные слова.

Кстати, девушка, которая искала другую мать своему будущему ребенку, на седьмом (!) месяце беременности приезжала к своим родителям в гости, и те ничего не заметили! Такое могло произойти только в условиях ужасной повседневной суеты. Когда люди мелькают рядом, словно тени. Когда мы точно не знаем - кто в квартире присутствует в эту минуту, а кто уже ушел...

Необходима еще готовность помочь. Молодые люди, когда оказались в непредвиденной для себя ситуации, бросились к чужим, стали искать помощи в кибер-пространстве и столкнулись с враждебной и агрессивной реакцией.

Хорошо еще, что история эта имеет счастливое продолжение: родители молодой пары обо всем узнали, настояли, чтобы молодые оформили свои отношения; те передумали отдавать ребенка на усыновление, и вот уже у них растет дочь. И они растут вместе с ней. Учатся радоваться неожиданному - потому, что ни за какие деньги не купишь.

Ольга Медведева, 27 марта 2012 года.

Источник: газета «Звязда», в переводе: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=95113&idate=2012-03-27

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)