Шоумен Евгений Булка: «Хочу делать эмоциональные интервью»

Пятница, 21 августа 2015 г.
Просмотров: 198
Подписаться на комментарии по RSS

Накануне отдыха ведущий ОНТ известный шоумен Евгений Булка в интервью «Звязде» рассказал легенду о золотых песках, вспомнил, как начинал телекарьеру в костюме аистенка и поделился своим самым свежим открытием из эфира программы «Наше утро».

Всех заставили заговорить о парне, которого называли «Хитошей»

— Евгений, где вы решили провести отпуск?

— В Греции, в регионе Халкидики. Раньше с женой мы любили активно отдыхать, ездить, что-то смотреть, а теперь, когда у нас родился ребенок, нам нужен семейный отдых с максимальным комфортом, витаминами, релаксом. Впереди большие проекты. И теперь нужно набраться сил, чтобы потом в них погрузиться.

— А помните, как отдыхали летом в детстве?

— Я мог по несколько смен проводить в лагере «Орленок» неподалеку от моего Бобруйска. Железобетонные фигуры, деревянные жилые корпуса, туалет за 500 метров от жилья — все это составляло соответствующий антураж. Однако это было время бешеного, романтического, творческого проявления и постоянного совершенствования коммуникативных навыков. Хорошая школа жизни. Лучшими играми были те, которые мы придумывали сами. За территорией лагеря находился склон к берегу реки. Было очевидно, что люди с него брали песок. А он там такой мелкий, такой красивый... Короче, мы придумали, что это золотые пески, которые обязательно должны быть прокляты. И когда все находились на дискотеке или на спортивных соревнованиях, всегда хотелось сгонять за территорию и набрать золотого песка.

— А под что танцевали на дискотеках?

— Как только начиналась песня «Коко джамбо», сразу бросался в пляс. Потанцевать под эту песню было святым делом! Ну и, безусловно, под «It’s my life» Доктора Албана. А из географически приближенного нравилась группа «Кар-Мэн».

— Интересно, что мои первые воспоминания о вас связаны также с песнями. Это был детский конкурс «Созвездие надежд», который вы вели в костюме какого-то зверя...

— Я там всегда был в странных костюмах. Это шикарный пиар. Ведь буквально всех заставили заговорить о каком-то парне в одежде аистенка. Меня называли «Хитошей». Мне тогда было около 20 лет. Кастинг не проводили. Это было случайное предложение, которым я и воспользовался. Моей напарницей стала Ольга Сацюк, девочка, которая открыла для Беларуси детское Евровидение. У нее была кличка «Шанси». Получается, что она дает шанс, а «Хитоша» превращает песню в хит. Подобный проект был шестичасовым испытанием песнями и танцами. Аудитория — дети, их родители. Но я чувствовал себя нужным, важным, авторитетным человеком.

ведущий ОНТ известный шоумен Евгений Булка

— Можно только догадываться, сколько фотографий с вашим изображением находится в альбомах бывших участников «Созвездия надежд»...

— Сначала шестичасовой концерт, а затем такая же фотосессия (смеется). Некоторые из бывших участников проекта, кстати, стали довольно известными артистами. Я объявлял выход на сцену Егиазара Фарашяна, будущего участника Евровидения в группе «3+2», Максима Сапатькова, который впоследствии стал Максом Лоренсом, Бьянки...

— На журфаке БГУ вы учились по специальности «Информация и коммуникация», а в итоге оказались на телевидении.

— Когда в старших классах приезжал в Минск и посещал БГУ, понимал, что буду учиться здесь. Правда, заглядывал я в главный корпус и даже не знал, где находится факультет журналистики. Я должен был стать пиарщиком, но так сложилось, что на 3-м курсе получил предложение помочь в одном телевизионном проекте. Ну, а «Созвездие надежд» стало для меня большой стартовой площадкой, благодаря которой меня распределили в Белтелерадиокомпанию. Тогда для уроженца Бобруйска остаться в Минске было везением.

— Когда только начинали работать на БТ, каким телевидением увлекались?

— В то время я жил либо в общежитии, либо на съемных квартирах. Работы — много, а потому телевизор я почти не смотрел. Правда, тогда только-только появился Comedy club, мне по-настоящему стало интересно. И даже появилась идея: «Вот бы себя там попробовать». И хотя я не был участником команды КВН, все равно туда попал.

«Люди отлетали от быков, как тряпичные игрушки»

— Какие телепроекты со своим участием считаете наиболее удачными?

— Мюзикл «Павлинка NEW», «Битва титанов»...

— А буквально сегодня узнал, что сейчас вы снимаетесь в фильме под названием «Они».

— Раньше я играл в сериале «Выше неба», а то, что делаю сейчас, это, скорее, общественные начала. Я не рискну назвать это серьезными съемками для себя. У меня маленькая роль на три минуты. Проект внебюджетный. Снимает все Диана Цыкунова, режиссер-любитель, девочка-одиннадцатиклассница, мечтающая стать профессионалом. Но я в нее верю. И хочу увидеть ее режиссером, который возьмется за большое бюджетное кино.

— Вы как-то сказали, что не пошли учиться на актера, так как им можно стать без специального образования. А собираетесь ли сами получить еще один диплом?

— Я думаю, что да. Возможно, он будет связан с филологией, лингвистикой, а может, и с историей. Пока конкретно сказать не могу.

— Кстати, телевизионный проект «Битва титанов» снимали во Франции, где вас постоянно окружали иностранцы. Владение иностранным языком способствовало работе?

— Безусловно. Без этого мы бы ничего и не сняли. Многие промо-ролики снимали в достаточно сложных условиях, так как для этого мы приглашали людей напрямую с улицы. А европейская публика к подобному относится довольно осторожно. Для этого нужно получить много разрешений во Франции. Мы об этом не знали, а потому, наверное, и сняли.

Этот проект, кстати, снимали под Парижем, а жили мы в разных городах. Например, жили напротив Ла Санте, самой крупной французской тюрьмы, а сами даже не знали об этом.

— Участие в проекте быков добавляло особую «изюминку». Травматических случаев хватало?

— Люди попадали под быков и улетали, как тряпичные игрушки. Но самый драматический случай произошел с украинской спортсменкой. Она, профессиональный боксер, в конце одной из эстафет сломала ногу. Это было очень трагично.

— Печальное зрелище, на самом деле...

— Иногда в печальное зрелище превращались российские болельщики. Иногда Дмитрий Нагиев, ведущий российской версии, позволял себе провокации, которые затем прошли в эфир телевидения. Из белорусской команды хотели сделать посмешище. Хоть мы были самыми сильными конкурентами и россияне постоянно боялись, что мы их победим. Для них этот проект был принципиальным. Россия в нем 10 лет, и им обязательно нужно всегда показывать, как они побеждают.

— В «Нашем утре» вы работаете с 2006 года. Кто из гостей программы вас наиболее впечатлил?

— К нам приходило очень много людей. Последним открытием для меня стал интернет-персонаж Наталья Трейя. Я раньше не знал о ней, но, как оказывается, она довольно известный персонаж в сети. Наталья — белоруска, живет в Москве. У нее страшно красивые цветные клипы, которые она делает самостоятельно. «За кадром» я задавался вопросом, как найти к ней подход, раскрыть личность для себя, для зрителя. Мне казалось, это будет сложно. В результате человек показал себя настолько интересной, непосредственной, глубокой личностью, что мне хотелось ей аплодировать.

— А предлагали ли вы для участия в программе своих кандидатов?

— Да, я довольно часто приглашал тех, кто мог бы быть интересным в эфире. Это нормальная практика, когда ведущий не просто говорит, но и активно участвует в создании проекта. Можно с героем поговорить так, что у телезрителя продлится сон, а можно из всего этого сделать небольшое шоу с провокациями. Некоторые программы были настолько эмоциональными качелями, что мы не только хохотали, но и задавали вопросы, которые пробивали человека на слезу. Мне кажется, что на нашем телевидении как раз не хватает жанра эмоционального интервью. Деловых, аналитических разговоров хватает, а вот таких, как, например, делают в России в рамках шикарной программы «Наедине со всеми», у нас маловато. И это именно тот формат ток-шоу, в котором я хотел бы себя проявить.

— Довольно эмоциональными получаются небольшие беседы у того же Ивана Урганта...

— По формату они похожи. Но программа Урганта — не откровение. Много таких шоу, из которых создают юмористический праздник, карнавал, сделано в США. А я говорю о программе, в которой человек в незнакомых условиях, без галстука, когда официальное лицо, отвечает на вопросы, связанные не только с его профессией, но и с переживаниями. На мой взгляд, нашим людям очень не хватает человеческих душ, раскрытых на отечественном экране. Охотно рассказывают о себе чиновники? Нет. А потом говорят, что о них никто не знает. Есть причины, из-за которых люди, о которых зрители должны знать, наоборот, прячутся за спинами своих помощников. И их интервью — 30-секундная запись в программе новостей. Это касается и артистов, и спортсменов.

Попыткой эмоционального интервью является рубрика «За чашечкой кофе Якобс» во время «Нашего утра». Но ее хронометраж — 6 минут. За это время можно обменяться комплиментами, спросить о планах. За это время «расшевелить» человека очень сложно.

— А не было желания делать подобный проект для газет или журналов?

— Некоторое время я работал репортером в бобруйской газете. Но интервью для печатных средств массовой информации — другое дело. Многое зависит не только от того, как скажет герой, но и от того, как его слова напечатают. Один и тот же ответ можно записать по-разному. А телевидение не даст возможности солгать. Если собеседник молчит, опускает глаза, как это покажешь в газете? Ремарками?

— Вам было бы интересно, если бы подобная идея реализовалась в рамках интернет-телевидения?

— Несмотря на то, что интернет подавляет телевидение, многие не воспринимают его силы и еще больше боятся его. Вследствие занятости пригласить кого-то на телевидение иногда невозможно, а вы говорите про интернет. Сейчас именно телевидение может больше этому способствовать.

«Буду водить ребенка в художественные и спортивные кружки»

— Мой старший товарищ как-то сказал следующее: «До тридцати лет жизнь шла медленно, я никуда не спешил, а потом она полетела, не успеваешь за ней». Чувствуете это?

— Безусловно, особенно после рождения ребенка. Начинаешь больше следить за временем, думаешь, сделал ли ты то, что планировал. И больше переживаешь из-за того, что уже нет возможности это выполнить.

— Евгений, если ваш ребенок скажет «Папа, я хочу работать на телевидении!», каким будет ваш ответ?

— Я бы спросил: «А что ты для этого делаешь? Я не возьму за ручку и не поведу тебя. А если у тебя не получится? Я буду максимально способствовать твоему развитию». Постараюсь заполнять каждую минуту своего ребенка и водить его в художественные, спортивные и музыкальные кружки. Да, возможно, будет немного жестко. Но я считаю, что сейчас это необходимо. Чем больше сегодня занимаешь ребенка, тем выгоднее он будет выглядеть на фоне своих сверстников. Ведь сегодня выросло целое поколение «большого пальца», — люди, заточенные в смартфоны и планшеты...

Тарас Щирый. Фото Надежды Бужан, 21 августа 2015 года. Источник: газета «Звязда», в переводе: http://zviazda.by/2015/08/97103.html

Считаете текст полезным? Поделитесь с друзьями:
twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru liveinternet.ru livejournal.ru

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)