Поэтесса Евдокия Лось глазами ее сына

Суббота, 27 августа 2016 г.
Просмотров: 92
Подписаться на комментарии по RSS

Она родилась 1 марта, поэтому своей первой книге поэзии дала символичное название «Март». Знаковым оказалось и название последнего сборника — «Лирика июля»: автора не стало 3 июля, через несколько месяцев после издания упомянутой книги. Евдокия Лось была одной из самых ярких и значимых поэтесс своего времени. Десятки книг стихов, детских произведений, переводов, множество государственных наград, широкое признание публики и уважение коллег, бесконечные путешествия и встречи с читателями... К сожалению, судьбой ей не было суждено дожить до осени собственной жизни: поэтесса ушла в лучший мир, когда ей было всего 48, а ее сыну Дмитрию — только 14. Именно с Дмитрием Лосем мы сегодня вспоминаем Евдокию Яковлевну — не яркого оратора на трибуне, а заботливую мать.

Евдокия Лось

– Я помню маму достаточно хорошо, очень хорошо помню то, что она в меня вложила, — начинает разговор Дмитрий Олегович. — Это и любовь к чтению, и ее собственный пример старательной учебы: мама закончила пединститут, Высшие литературные курсы в Москве. Я слабо верю в дар, но если поразмышлять, сколько девушек из хороших, обеспеченных семей выбирают не совсем правильный путь в жизни, не занимаются творчеством, не имеют больших талантов. Горжусь тем, что моя мама смогла развить свой талант. Далеко не каждый становится писателем, поэтом, ученым, художником. А она — простая женщина из Ушаччины, которая росла в послевоенное время, — смогла достичь многого.

Дмитрий Лось признается, что понимание значимости маминой работы пришло не сразу:

– Когда был совсем маленьким, не мог понять, чем она занимается: у друзей родители были инженерами, учителями, врачами, водителями троллейбуса — сразу видно, как человек зарабатывает. А моя мама постоянно сидела за машинкой. То напечатает, напишет — потом порвет страницу. Думал, мне очень не повезло. Но уже позже, когда подрос, начал читать книги, понял, что мама имеет большой талант. Лет в пять научился читать, а в третьем-четвертом классе уже знакомился с классикой белорусской национальной и мировой литературы. «Войну и мир» одолел в 8-м классе. И сегодня чтение — лучшее занятие для меня в свободное время.

Естественно, Дмитрий читал и все книги Евдокии Лось. Сегодня бережно их хранит, а некоторые экземпляры — с очень теплыми и щемящими сердце автографами-советами для сына — ему особенно дороги.

Евдокия Лось в молодости

Евдокия Лось в молодости

Сам Дмитрий тоже пытался писать стихи.

– Некоторые из них даже печатались в «Молодости» и «Березке», многие выдающиеся творцы того времени хорошо отзывались о моих творческих попытках, — говорит он. — Когда она умерла, написал несколько стихотворений, но потом жизнь пошла так, что вовсе стало не до поэзии.

А какой была знаменитая поэтесса дома, в семье? — спрашиваю.

– Действительно, в свое время она была очень известным человеком. Имела государственные награды, но сама себя на пьедестал не ставила. На свою своеобразность и известность смотрела словно со стороны, никогда ею не пользовалась. Она же по сути простая женщина, родилась в деревне. Мы ездили на отдых в Крым, в Дубулты на Балтийское море. Ко мне была очень строга, но очень добра. Никогда не баловала, хотя и не оскорбляла, не гоняла с кнутом. Мама часто была в поездках, а я жил в то время с бабушкой. Но из каждой поездки в Грузию, Армению, Чехословакию, Францию, Венгрию, Прибалтику мама привозила мне подарки — национальные сувениры. Сама же после каждой поездки писала и циклы стихов, навеянные путешествиями.

Дмитрий Олегович говорит, что Евдокия Яковлевна очень часто рассказывала ему о детстве, о своем брате, погибшем во время войны:

– Они жили в Ушацком районе Витебской области. Во время оккупации дом сожгли. Моя бабушка Наталья осталась с тремя дочерьми. Жили в землянках, есть нечего было. Случалось, копали мерзлую картошку на полях. А старший мамин брат, который работал учителем в школе, в 1941 году ушел добровольцем на фронт. Ему было 19. Окончил курсы молодых командиров в Омске, в звании лейтенанта погиб в Украине, похоронен там же. Мама о нем очень много рассказывала и посвятила погибшему брату много стихотворений.

Многие писатели в воспоминаниях о Евдокии Лось рассказывают, что она охотно их поддерживала, помогала.

А Владимир Короткевич как-то даже назвал ее Житницей — «существом из белорусского фольклора, которое живет в колосьях и умирает только тогда, когда последний человек собрал свой урожай. Она помогает всем, и дух ее живет даже в том пучке ржи, который выносят весной на Юрия в поле».

– Действительно, она очень многим писателям помогала, — подтверждает Дмитрий Олегович. — Опекала Женю Янищиц. Она некоторое время, когда ей было 20, даже жила в нашей квартире, я ее помню хорошо. Мать Женю вразумляла, поддерживала, давала творческие советы. Галина Корженевская также часто у нас бывала. Даже есть такая известная фотография, на которой поэтессы вместе: моя мама, Евгения Янищиц, Галина Корженевская, Раиса Боровикова и Нина Галиновская. Это я их сфотографировал у нас дома, когда мама праздновала день рождения.

Евдокия Лось с сыном

«...Эту рубаху вышиваю сыну по своему желанию, по своему почину». Знаменитое стихотворение Евдокии Лось ее сын знает наизусть. На этом фотоснимке 10-летний Дима в той самой рубахе, которую для него сшила и вышила мама. 1973 год.

Судьба сложилась так, что сам Дмитрий Олегович выбрал профессию, далекую от творчества. Он шутит:

– Наверное, действительно на детях гениев Бог отдыхает. Хотя в школе и в академии играл в любительском театре, мне даже советовали поступать в театрально-художественный институт в Москву, но я выбрал другой путь. Поступил в академию Министерства внутренних дел в Омске, и потом уже не до стихов было. Да и не хотелось их писать.

Кстати, еще не все черты творческой индивидуальности Евдокии Лось известны читателю. Ее дневники и переписки напечатаны только фрагментами, а архивы, хранящиеся в Государственном музее истории белорусской литературы и Белорусском государственном архиве-музее литературы и искусства, не полностью изучены. Ждет издания и книга воспоминаний о Евдокии Яковлевне, составленная ее сестрой.

– Она умерла почти 40 лет назад. Считай, целая жизнь прошла. А произведения мамы до сих пор печатаются, — говорит Дмитрий. — О ней помнят, нечасто, но вспоминают. Значит, человек не зря жил на этом свете.

Марина Веселуха. Фото из семейного архива Дмитрия Лося, 27 августа 2016 года. Источник: газета «Звязда», в переводе: http://www.zviazda.by/be/news/20160826/1472227618-postac-paetki-eudakii-los-vachyma-yae-syna