Адвокат-медиатор Елена Жданович о свадьбах, разводах и о себе

Вторник, 2 июля 2013 г.
Просмотров: 2224
Подписаться на комментарии по RSS

Беларусь находится на втором месте после России по количеству разводов. Эта проблема болью отзывается в сердце главы адвокатского бюро «Право и семейная медиация» Елены Жданович. Пионерка белорусской медиации стремится если не сохранить чужие семьи, то, как минимум, научить пары слышать друг друга. Хотя бы ради собственных детей. Ведь точка в браке, как известно, не прекращает родительских отношений.

О папе, олимпиаде и дисгармонии

У меня был культ папы. И я всегда хотела пойти по его стопам. Папа долгое время работал белорусским транспортным прокурором. Он достойный человек во всех отношениях: очень приличный, хороший, справедливый. В то время, когда мы учились, не приветствовались династии интеллигентных профессий. Считалось, что династия обязательно должна быть рабочей: токари, слесари... Но я считаю, что это большое счастье, когда ты можешь продолжить путь, выбранный родителями.

Елена ЖдановичНа юрфак поступала в 1980 году. В год олимпиады был очень высокий конкурс. Тех знаний, которые я получила в школе № 4 имени Кирова, хватило, чтобы достойно сдать экзамены в ВУЗ. И не одной мне. Только подумайте: из 28 одноклассников 25 получили высшее образование. Мы все поступали без особой дополнительной подготовки, без репетиторов.

На 4 курсе я вышла замуж за своего сокурсника. Невозможно было, чтобы родственники работали в одной организации. А поскольку мужа распределили в органы прокуратуры, то мне ничего не оставалось, как пойти работать в адвокатуру.

Я человек совсем не конфликтный. Но по работе мне приходится быть втянутой в чужие конфликты. Для меня это всегда сопровождалось и сопровождается внутренней дисгармонией. Поэтому хотелось перемен в работе, но не кардинальных. В 2008 году открыла для себя медиацию. Оказалось, в мире уже более полувека существует альтернатива судебным спорам. Успешность ее чрезвычайно высокая.

О ненависти, законе «О медиации» и компромиссе

К выбору новой специализации пришла в том числе и после того, как друзья решили подать на развод. Делала все возможное, чтобы сохранить их семью. Но, к сожалению, у меня ничего не получилось. На международной конференции немецкий адвокат-медиатор сказала: «Все ваши усилия тщетны. Медиатор никогда не решит конфликт близких людей». Сейчас, с опытом, понимаю, что это так. Если бы на тот момент им встретился нейтральный человек, который бы ничего не знал об их прошлом, то, возможно, все бы сложилось по-другому.

Мне очень хотелось, чтобы белорусы также узнали, что конфликты можно решать без обращения в суд. Я одна из первых в стране прошла обучение медиации. И очень благодарна коллегам, которые в ответственный момент поверили и пошли за мной как партнеры бюро. У нас образовалась сплоченная команда. А это залог будущего успеха, в котором я ни на минуту не сомневаюсь. Дорогу одолеет идущий.

Я так рада, что 26 июня во втором чтении был принят законопроект «О медиации». Это само по себе революционное событие. Ведь правовая культура нашего общества, скажу честно, агрессивная. Если что-то случается, мы сразу бежим в суд: «Я тебе покажу, я тебе докажу!..» Суд, деньги, нервы, здоровье, ненависть... А почему бы не разрешить конфликт интеллигентно, цивилизованно?

Медиация в Беларуси стала развиваться еще до принятия закона, преимущественно в хозяйственном правосудии. Прагматичные бизнесмены поняли, что им выгодно идти к медиаторам, а не в суд. Намного лучше сгладить конфликт, найти компромисс, чем разорвать прежние контракты и тратить время на поиски нового партнера. Однако мало кто знает, что уникальный внесудебный способ разрешения спора эффективен и в других случаях.

Важно, особенно в семейных спорах, когда с разводом отношения бывших супругов не прекращаются, сохранить уважительные отношения. Недаром говорят, что брачные отношения прекращаются — родительские остаются на всю жизнь. Поэтому нужно забыть то плохое, что было в прошлом, чтобы дети выросли в психологически здоровой атмосфере.

О тревоге, бешеных деньгах и ответственности

Когда два года назад мы зарегистрировали первое в Беларуси адвокатское бюро и объявили, что оно называется «Право и семейная медиация», мне, как руководителю, было тревожно. А вдруг новая услуга не будет пользоваться спросом?.. Психология же наших людей такая, что государственным органам они доверяют больше всего. Но уже на второй день позвонил молодой человек, который долгое время жил и работал в Америке, и попросил провести медиацию.

адвокат Елена ЖдановичПервая в моей жизни медиация доставила удовольствие как мне, так и сторонам. Им не пришлось обращаться в суд, в управление образования. Не пришлось терять бешеные деньги и время. Хватило одной сессии, чтобы решить вопрос, связанный с участием в воспитании ребенка мамы, папы, бабушки и дедушки. Если бы это были судебные процессы, то бабушке с дедушкой нужно было бы заявлять отдельные иски.

Люди не понимают в полной мере ту ответственность, которую берут на себя, когда вступают в брак. Медиация позволяет им вернуть эту ответственность — ответственность за принятое решение.

Медиатор не вправе давать советы. Он должен так организовать переговоры, чтобы клиенты сами сознательно приняли решение. Как правило, те соглашения, которых люди достигают не в принудительном, а в добровольном порядке, и исполняются добровольно. Если стороны желают, достигнутая договоренность может быть оформлена в правовой документ.

Я проводила медиации, где одной из сторон были иностранцы. Для них было достаточно, что договоренности достигнуты. Они готовы были выполнять их без какого-либо вмешательства государственных органов. Это как раньше у славян было купеческое слово. Очень хотелось бы к такому вернуться, чтобы граждане были ответственны за то, что происходит, — и в первую очередь в их жизни.

О свадьбах с голубями, разводах и семейном психологе

В Беларуси расторгается почти каждый второй брак. Я считаю, что это не связано ни с какими материальными трудностями. Это просто нежелание и неумение находить выход из конфликтной ситуации. Люди разучились разговаривать. Да и культ семьи почему-то перестал воспитываться с детства.

За год работы адвокатского бюро мы провели 29 процедур медиации, из них 26 закончились заключением медиативного соглашения. Если в результате медиации удается сохранить семью — это самый прекрасный результат, которого только можно достичь. Правда, к сожалению, к нам обычно обращаются только тогда, когда речь уже идет об урегулировании спора, а не самого конфликта. Поэтому, как только почувствовали, что в семье назревает конфликт, лучше обратиться к семейному психологу. К психологу в определенных ситуациях мог бы направлять пару, чтобы она попыталась договориться, и суд или иной орган.

Невыразимое счастье, когда твои навыки помогают людям решить судьбоносную проблему. Если же в процедуре медиации не получается сохранить семью и все-таки необходим развод, то он должен быть мирным, достойным человеческой сущности. Я всегда задумывалась, почему так получается: красивые шикарные свадьбы с голубями, а через некоторое время — ненависть и война? Почему не расставаться красиво, сохраняя нормальные человеческие отношения на будущее?

Я выходила замуж совсем в другое время. Тогда брачные договоры не заключали. Как адвокат, считаю, что этого не надо стесняться. Ведь те проблемы, которые могут возникнуть после, будут более неприятными, чем момент, когда люди открыто говорят о том, что их волнует материальная часть взаимоотношений. Перед тем, как идти в ЗАГС, особенно важно быть искренними, честными.

Для большинства из нас характерно, как правило, узкотуннельное мышление. Люди видят только одно решение проблемы. Медиатор же должен понять интересы каждого из участников медиации и сделать так, чтобы они были по максимуму удовлетворены. Для этого он должен быть не только хорошим юристом, но еще и психологом.

Многие люди обращаются к медиатору из-за того, что судебные расходы и услуги адвоката для них неподъемны. Медиация, действительно, более дешевый вариант решения спора. В 5 раз, а то и более, дешевле, чем судебная процедура. В частности, человек, обращающийся в суд с вопросом разделения имущества, должен заплатить госпошлину. Она составляет 5% от той доли имущества, на которую он претендует. Участие адвоката в судебном заседании стоит около 2 миллионов. Одним судебным заседанием, как показывает практика, расходы не ограничиваются. Одна сторона, как правило, не удовлетворена судебным решением. Она обращается в суд в кассационном порядке. Пишет жалобы в порядке надзора. И расходы увеличиваются как снежный ком. Поэтому лучше решать споры в добровольном порядке, как это делают во всем мире.

О компенсации, конфликте и крайней мере

В работе адвоката очень много негатива. Мне приходится принимать участие в том числе и в уголовных делах, связанных с пребыванием людей в следственных изоляторах. Поэтому без компенсации душевных сил сложно пришлось бы... Компенсация — это семья, друзья, спорт, природа. Человек очень много сил черпает от семьи, особенно женщина. Если в семье все хорошо, то и на работе все ладится. И можно позволить себе совершенствоваться в своей профессии.

глава адвокатского бюро «Право и семейная медиация» Елена ЖдановичЯ очень счастлива в семейной жизни. Мы с мужем создали хорошую семью, идем по жизни рука об руку. Многого достигли. Самое большое достижение — наши дети. У нас две дочери, которые продолжили юридическую династию. Мы этому очень рады.

В нашей семье сложилось табу: дома никогда не обсуждаем конфликты чужих людей. Негатив оставляем на работе. Это помогает сохранить семью и себя. Жить чужой жизнью невозможно, если есть своя.

Не надо бояться конфликта, потому что он дает толчок к развитию чего-то нового. Недаром говорят: «Если вы живете без конфликтов — проверьте, есть ли у вас пульс». Нормальный человек дома, на работе, хочет он или нет, сталкивается с конфликтами. И вот умение выйти из них без потерь — это своего рода искусство.

Знания по основам бесконфликтного общения помогают мне не только по работе, но и в повседневной жизни. Я научилась если не избегать конфликтов, то с минимальными потерями выходить из них. Поэтому рекомендую каждому читать книги по психологии. Это не будет лишним.

Моя большая мечта — чтобы у нас медиация по семейным делам, по делам о защите прав потребителя, по многим трудовым спорам, стала, как во многих европейских странах, обязательной. В Великобритании есть закон, согласно которому разводящиеся пары должны обратиться к специалисту-медиатору, попытаться решить конфликт. Суд должен являться не первой инстанцией решения конфликта, как сейчас у нас. А последней. Судебный процесс — это все-таки крайняя мера.

Надежда Дрило. Фото Надежды Бужан, 2 июля 2013 года. Источник: газета «Звязда»,

в переводе: http://old.zviazda.by/ru/archive/article.php?id=113794&idate=2013-07-02

Считаете текст полезным? Поделитесь с друзьями:
twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru liveinternet.ru livejournal.ru

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)