Чтобы выплатить растаможку за машину, нужно вытрепать нервы?

Суббота, 30 апреля 2011 г.
Просмотров: 3618
Подписаться на комментарии по RSS

Еще месяц назад белорусский авторынок бурлил. Писали, что на границе - суточные очереди на растаможку. Люди рвут жилы, чтобы использовать последний шанс на приобретение машины перед 1 июля.

Но в апреле рынок из-за недоразумений с валютой якобы притих.

Воспользовавшись этим, еду в Литву забирать машину для своей сестры. Моя задача - перегнать "Ситроен" через границу и привезти домой. Выбирали машинку знакомые перегонщики.

Но информация о том, что "рынок лег и очередей нет" оказывается ерундой. На пункте пропуска "Медининкай-Каменный лог" вижу очередь из автомобилей, на которых транзитные номера. Штук 300. С ума сойти.

По совету знакомых уезжаю от Медников километров на 50 и прибываю на другой пункт пропуска.

"Ни одной машины, фантастика", - паркуюсь я на литовской таможне и несу кипу разноцветных документов к иностранному таможеннику.

Наверное, каждый перегонщик, который читает эти строки, сейчас улыбнется, узнав знакомую картинку.

Должностное лицо заглядывает в мой паспорт, нахмуривается и начинает осматривать цветные бумажки:

- Здесь написано "без номеров", ваша машина должна ехать на лафете, - неожиданно уперся рогом таможенник. - Могу выписать штраф в 300 лит. Придумайте что-нибудь... 

- Что придумать? - обескуражился я, как баран осматривая литовские документы, в которых мне ничего не понятно. - Все бумаги должны быть в порядке, ими занимались опытные люди, перегонщики.

- Ночуйте здесь, если вы такой тугодум...

Звоню перегонщикам, которые составляли документы, рассказываю о проблеме.

- Мы же тебе говорили положить в паспорт 10 литов (около 4 долларов. - Авт.).

- Так это же взятка, за с... возьмут... 

- Не возьмут. 10 литов - это негласное правило. А не дашь, то и правда штраф впаяет. Сам не поймешь, за что. Я однажды упирался, то чуть не выписали 100 долларов, в результате дал двадцатку, чтобы отстали...

Куда жаловаться в чужой стране, я не знаю, десяти литов не имею. То, что поменял, отдал за заправку. Кладу в паспорт 10 долларов, как подсказал перегонщик, и иду к тому же самому таможеннику: "Документы исправлены".

Тот отработанным движением бросает банкноту в карман мундира, делает все необходимые пометки и отпускает меня на все четыре стороны. С интонацией старшего брата желает удачи.

Оставляя бокс литовского таможенника, замечаю, что на окошке висит постер «Нет - коррупции» с номерами телефонов. Но мне нужно перегнать машину и не хочется ночевать на литовской границе. Неизвестно еще, что увидят в документах антикоррупционеры.

Рассказываю о чудесах на таможне россиянам, те улыбаются, но ради справедливости добавляют:

- Это только на таможне. Мы слышали, если литовским пограничникам сунешь деньги, могут тут же скрутить ласты, без лишних разговоров...

Как бы там ни было, литовскую границу я прошел, ей-богу, со свистом - за 20 минут. Следующее испытание ждет меня на белорусской границе.

Передо мной не 300, а всего девять машин на растаможку. Каждый из этих людей (профессиональный перегонщик это или обычный гражданин) хочет как можно быстрее отдать в госбюджет свои 400, 500, 800, 2000 евро пошлины и поехать домой отсыпаться.

Ночью неожиданно приморозило, многие люди в легких курточках и летних кроссовках. Проходит час, второй - а пункт оформления все не работает. Опытные перегонщики молчат, а такие, как я, начинают материться, проклинать и ненавидеть этих посредников между нами и госбюджетом.

Только часа через два с половиной очередь начинает двигаться, очень медленно. Такое впечатление, что в каптерке, где оформляют растаможку на авто, решают совсем другие - геополитические вопросы: будем штурмовать склады оружия в Антарктиде.

Участники очереди пытаются греться в уже холодных машинах. Самые счастливые стоят в прозрачных сенях каптерки, где оформляются документы на растаможку, и тихо "желают здоровья" таможенникам за их "ловкость".

Очередь дошла до меня. Уже рассвело.

Таможенница в целом оказалась приятной женщиной: ответственной, любопытной, немного белорусскоязычной. Тщательно помогала оформить декларацию, которую я, неопытный, сумел правильно написать только с четвертого раза. Женщина по-матерински помогала с документами, чтобы я, глупый, не наделал ошибок и не получил проблемы. 

Таможенница объяснила, что очередь тянется так долго из-за нерасторопности таких "перегонщиков", как я, которые с энного раза заполняют простую декларацию...

На выезде из таможни я посмотрел в талон: оказалось, что простоял здесь пять часов - с половины третьего ночи до половины восьмого утра.

И это с очередью в девять машин. Подумал: почему в такой мизерной очереди я должен был ждать столько, чтобы передать в бюджет 800 евро?

"Не можете оперативно оформлять растаможку, посадите дополнительных людей", - возмущался я про себя. Еще бы! Для того чтобы положить в госбюджет 800 евро, пришлось вытрепать нервы.

Грешным делом в очередной раз подумал о том, что "вариант с тугодумом" на соседней границе куда более привлекательный и экономит усилия.

- Но у нас взяток вот так просто уже не берут, - с гордостью рассказывал мне один из сотрудников пункта пропуска, которого я подвозил в его родной Островец. - Было уголовное дело, у нас тут 45 человек посадили. А девушки раньше оформляли по две-три машины в день, а теперь злятся из-за этого наплыва. Попробуй столько документов оформить!

Не поспоришь. И вообще, не раз сталкивался, что на каждый аргумент сотрудник любого ведомства найдет контраргумент. А результат все равно один - очереди, унижения и проклятия. Правильно ли это? Не уж то этого нельзя избежать?

На днях читал дельные статьи газеты "Автобизнес" про опыт перегона машин из-за рубежа. Так повеселился от того, как у нас с авторами совпали впечатления. Тот же лейтмотив - ожидание и неповоротливость конкретных представителей ведомственной машины. Только там очередь была из шести автомобилей, а ожидание - четыре часа. 

Человеку с чувством гордости сложно безразлично согласиться с такими "услугами". Чувствуешь себя африканским эмигрантом, который незаконно убегает на лодке в Италию и пытается получить вид на жительство.

Но я не беженец, я хотел законно пересечь границу и сделать растаможку, положив в бюджет своей страны 800 евро.

Считается, что по тому, как служебные лица (именно служебные: они должны служить обычным гражданам, так как получают зарплаты из их налогов) относятся к людям, во многом измеряется цивилизованность общества. Таможенник, пограничник, милиционер, пожарный - это не только человек в погонах, представитель власти. Это обслуживающий персонал народа. Только многие этого не понимают, представляя, что, например, резиновая дубинка в руках - это царский скипетр.

Есть очевидные подвижки в лучшую сторону. Но то, оскорбительное, советско-социалистическое отношение к простому смертному со стороны "лица в форме" до сих пор полностью не искоренилось. Вот вам и индикатор цивилизованности. Хотя, наверное, и противоположная сторона, т.е. мы с вами, тоже не всегда ведет себя безупречно.

Евгений Волошин, 30 апреля 2011 года.

Газета "Звязда", оригинал на белорусском языке: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=78554&idate=2011-04-30