Законодательные сложности кредитных кооперативов и микрофинансовых организаций

Воскресенье, 14 сентября 2014 г.
Рубрика: Кредиты -> Доходы и деньги
Метки:
Просмотров: 2317
Подписаться на комментарии по RSS

Требуется регулирование, но не через запрет деятельности

Тема микрофинансирования стала очень модной и популярной в нашей стране. Сегодня есть много нареканий как на работу кредитных кооперативов, так и коммерческих микрофинансовых организаций. А как же? Новости приходят самые противоречивые. То в Гродно двое парней организовали общество с ограниченной ответственностью по выдаче займов под проценты и стали «выбивать» деньги через угрозы. Однажды даже вывезли человека на кладбище и заставили копать себе могилу. То сразу два кредитных кооператива фактически банкротятся и не выплачивают денег вкладчикам. Руководство при этом вообще подозревают в мошенничестве.

Все деньги — бизнесу?

Именно на таком фоне создается правовая основа для деятельности микрофинансовых организаций в Беларуси. После согласования в Администрации Президента проект нормативного документа по вопросам правового регулирования предоставления займов и деятельности микрофинансовых организаций получил несколько изменений. В конце прошлого месяца новации документа перечислил заместитель председателя правления Национального банка Сергей Дубков. Самое важное — переориентация микрофинансовых организаций на предоставление займов субъектам малого и среднего предпринимательства, физическим лицам, которые являются собственниками имущества, учредителями (участниками), членами коммерческих организаций, а также займов физическим лицам, осуществляющим ремесленную деятельность, деятельность в сфере агроэкотуризма, ведение личного подсобного хозяйства.

Теперь МФО в основном предоставляют ссуды на потребительские цели. А под микроссудой будет пониматься заем в размере до 15 тысяч базовых величин, не 1,5 тысячи. Кроме того, микрофинансовую деятельность смогут осуществлять только потребительские кооперативы, общества взаимного финансирования, кооперативы второго уровня, фонды, а также коммерческие организации, являющиеся ломбардами. Потребительские кооперативы не смогут предоставлять займы своим членам на потребительские цели.

Чем отличаются кредитные кооперативы?

На прошлой неделе микрофинансовые организации «зашевелились» и стали обсуждать ситуацию. «При всех противоречиях услугами МФО в стране пользуются тысячи людей. Одна из главных причин, почему они за деньгами идут к ним, а не в банк, — простота и удобство», — утверждает Елена Коледа, председатель правления Республиканской ассоциации микрофинансовых организаций. По ее словам, главное отличие кооперативов от коммерческих организаций — национальный характер: «Здесь обычно нет иностранных денег. Если мы вспомним об истории польских кооперативов, то в 1990-е годы, когда был большой отток капитала из страны, именно сберкассы стали той основой, благодаря которой поляки не потеряли свои сбережения. И сегодня очень гордятся этим. А чем отличается польская система кредитных кооперативов от белорусской? На момент зарождения этого явления у наших соседей было принято четкое законодательство. Поэтому для поляков это очень надежный финансовый инструмент».

Честно говоря, услуги кооперативов на самом деле пользуются популярностью. Об этом говорят цифры, которые приводит Елена Коледа: «В кооперативах, входящих в ассоциацию, на 1 мая принято 2 млрд. рублей. Выдано — 4 млрд. Такая большая разница потому, что за 10 лет работы "Столичный клуб взаимопомощи" заработал определенный доход. И сегодня мы имеем возможность выдавать ссуды пенсионерам не под 10% в месяц, как всем, а под 1%. Кооператив с начала года выдал около 3 млрд. рублей. За 2013 год — 6,6 млрд. Бизнесу деньги выдает отдельный кооператив — "Столичный клуб бизнеса"».

Что думают заемщики и вкладчики?

Один из обманутых вкладчиков Сергей Радкевич рассказал историю своего знакомства с микрофинансовыми структурами. «Первый раз встретился с этим кооперативом на выставке. Общительный молодой человек оставил приятное впечатление. Потом я сходил в офис, посмотрел договор. Однако в нем были грамматические ошибки, что о многом говорит. Тогда я ретировался. Пришел в другой кооператив. Все было спокойно и без пафоса. Возникло доверие — и я решился на размещение вклада. И остался доволен. Через три месяца получил прибыль и оставил деньги на еще один срок. В следующий раз у меня деньги уже не приняли, потому что "не было возможности и необходимости". А это говорит об ответственном отношении к своим обязательствам. И вот тогда я сделал ошибку — снова пошел в тот "странный" кооператив. Деньги мне до сих пор не вернули. На алчности человека очень умело играют. Считаю, что виноват во всем только я сам. Нельзя все сваливать в одну кучу, говорить, что все они там ростовщики, мошенники. Все зависит от людей. Можно любую хорошую идею довести до абсурда, но это не повод ее запрещать. Сколько у нас обманутых дольщиков в долевом строительстве — давайте тогда перестанем строить жилье. А сколько продается несвежих продуктов — давайте все магазины позакрываем».Трудно не согласиться, что просто закрыть всех — не выход. Елена Коледа не понимает, почему потребителя услуг хотят лишить права выбора? «Сегодня у пенсионера, инвалида, простого рабочего есть хотя бы какая-то альтернатива. Если человеку нужно 200-300 тысяч рублей до зарплаты или пенсии, он не пойдет в банк, тем более, что там такие маленькие суммы не выдают».

Андрей Марченко, заемщик, пенсионер по инвалидности, подтверждает этот тезис: «Я неоднократно обращался в банки, но там мне никто не хотел помогать. А в кооперативе мне помогли с деньгами не только на лекарства, но и на одежду».

Не может быть, чтобы у всех было, а у нас нет

Олег Белячиц, директор СК «Общество взаимного кредитования "Столичный клуб бизнеса"» придерживается такого мнения: «Если провести параллель между финансовым рынком и торговлей, то ситуацию можно представить так: предлагают закрыть в стране все маленькие магазинчики и оставить только супер- и гипермаркеты, так там товар дешевле, а этим магазинчикам предлагается заняться оптовыми поставками для предприятий, поскольку предприятия должны развиваться».

Кстати, он считает, что процентные ставки в размере 2-4% и даже 1% в день — не нормально. «Но, во-первых, существуют организации, которые предлагают приемлемые ставки; во-вторых, с развитием рынка, в результате конкуренции все будут вынуждены снизить ставки. Более того, как рекомендовалось проектом указа Президента, будут предоставлены полномочия Нацбанку для того, чтобы урегулировать все вопросы — ограничить ставки, потребовать элементарную отчетность, чтобы предотвратить создание финансовых пирамид и так далее». По мнению Олега Белячица, в случае принятия указа в последней редакции нас ждет уход микрофинансирования в тень, рост процентных ставок на черном рынке и тому подобное. «Поскольку не может такого быть, что во всем мире и у наших соседей существует кредитная кооперация и микрофинансирование, а у нас нет, — говорит он, — тогда рано или поздно придется финансовый рынок открыть и его тут же захватят те, кто этим занимался много лет, — в первую очередь россияне, в меньшей степени украинцы и литовцы. И вся прибыль, полученная на этом рынке в Беларуси, будет идти за границу, а мы будем вопить, что у нас не хватает денег».

С развитием микрофинансирования предпринимателей тоже не все так просто. «Во-первых, для их кредитования необходимы дешевые деньги. Они есть у государства и банков. У последних это связано с тем, что они осуществляют расчетное обслуживание (т.е. у них находятся деньги, за которые не нужно платить). Кроме того, банки могут брать деньги у Нацбанка. Во-вторых, финансирование предпринимателей имеет намного более высокие риски, чем при работе с физлицами. Поэтому те, кто работал с гражданами, не будет работать с предпринимателями. А в-третьих, для финансирования предпринимателей необходимы крупные суммы денег. Давайте подсчитаем: предлагалось ввести минимальный уставный фонд в размере 100 тысяч долларов (около 1 миллиарда рублей). Средняя сумма займа предпринимателям составляет 100 млн. рублей. Получается, что можно выдать только 10 займов. 3-4 неплательщика — и организация окажется на грани банкротства. Как показывает белорусский и зарубежный опыт, именно на базе организаций, которые финансируют физлиц, со временем появляются структуры, которые работают с предпринимателями», — уверен Олег Белячиц.

Владислав Кулецкий, 5 июня 2014 года. Источник: газета «Звязда»,

в переводе: http://zviazda.by/2014/06/42555.html