Вильнюс: что белорусы о нем знают?

Суббота, 4 августа 2012 г.
Просмотров: 5168
Подписаться на комментарии по RSS

Если въезжаешь в Вильнюс со стороны Беларуси — то дорога словно сама ведет к этой браме, которая стала символом города. Только видишь ее — и сразу чувствуешь притяжение различных интригующих символов, знаков истории, очертаний прошлого. За этой дверью прячутся века, за ней то, что хочется постичь и понять. За ней что-то святое...

Это чувствует каждый человек, где бы он ни жил и откуда бы ни приехал в Вильнюс: старый город не зря внесен в Список культурного наследия ЮНЕСКО. Но белорусы, прогуливаясь по Вильнюсу, получат не только наслаждение различными архитектурными стилями...

— Вильнюс — город, по которому можно изучать историю нашей страны, потому что здесь много мест, связанных с выдающимися личностями. Много возможностей повидаться с Беларусью времен средневековья и наших дней, — говорит посол Беларуси в Литве Владимир Дражин. — Но начинать путешествие по Вильнюсу надо отсюда... Городская брама в городах Беларуси первой встречала гостей, могу напомнить знаменитую Слуцкую браму в Несвиже, где мне довелось работать. Поэтому предлагаю начать наш путь от Острой Брамы — единственных городских ворот, сохранившихся в Вильнюсе до нашего времени.

От Острой брамы

Городская стена выглядит прочно даже сейчас. Правда, сохранился лишь ее фрагмент XVI века. Но понимаешь, что она под надежной охраной — всадника с герба ВКЛ и Иисуса Христа. Но дальше, с обратной стороны, видишь настоящее защитное чудо: когда над тобой открывается часовня с чудотворной иконой XVII века Матери Божией Остробрамской. Оно сразу привлекает — и настолько богатым окладом, что ослепляет через окно. Оно привлекает жизнью, словно человеческой: рядом всегда люди. Зайти и помолиться просто — к иконе ведет лестница. Крестятся католики и православные; литовцы, поляки, белорусы... Икона Матери Божией Остробрамской считается чудотворной, в ХХ веке была дважды коронована Папой Римским.

Экскурсия с Владимиром Дражиным начинается от Острой брамы

Экскурсия с Владимиром Дражиным начинается от Острой брамы.

От храма святой Терезы немного вниз по улице Аušrоs Vаrtų — церковь Святого Духа и единственный православный монастырь в Литве. Основан в 1597 году напротив того места, где в 1347-м погибли мученической смертью за веру Христову три белоруса из дружины князя Ольгерда — Антон, Иоанн, Евстафий. Сейчас здесь место паломничества верующих: мощи трех св. Виленских мучеников покоятся в монастыре. Место их казни — через дорогу. На нем заложила первую деревянную церковь жена князя Ольгерда, а позже построил храм Святой Троицы Константин Острожский (великий гетман ВКЛ оставил Вильне еще Пречистенскую и Никольскую церкви). На стене Свято-Троицкого храма еще видны фрески с изображением святых. Сейчас собор принадлежит униатам.

Когда-то здесь был еще базилианский монастырь. В начале ХХ века бывший комплекс монастыря базилиан стал настоящим культурным центром белорусов. Здесь размещалась православная духовная семинария, Виленская белорусская гимназия, Белорусское научное общество и Виленский белорусский музей.

Братья-белорусы

В 1919 году начала действовать Виленская белорусская гимназия, которую организовал Иван Луцкевич. Он же и преподавал в ней вместе с братом Антоном, работали преподавателями тут Борис Кит, который потом стал всемирно известным ученым, одержимый музыкант и собиратель фольклора Григорий Ширма, писатель Максим Горецкий, о чем свидетельствует мемориальная доска.

Братья Луцкевичи были вдохновителями многих проектов, важных для отдельной страны под названием Беларусь. До сих пор идет слава про Виленский белорусский музей братьев Луцкевичей, в коллекции которого были знаменитые слуцкие пояса, монеты, этнографические раритеты, рукописные книги и старопечатные. Этот музей был свидетелем того, что у белорусов есть своя отличительная и богатая история. В 1941 году музей насчитывал 13 450 единиц хранения... Братья были причастны к выходу газеты партии Белорусская социалистическая громада «Наша доля», которая стала первым разрешенным периодическим изданием на белорусском языке, где печатались Тетка, Ядвигин Ш., Якуб Колас.

— В Вильнюсе много мест, связанных с именами братьев Луцкевичей, — говорит Владимир Дражин. — В этом году отмечается 90-летие основания Виленского историко-этнографического музея Ивана Луцкевича. Мы провели научную конференцию и сейчас работаем по восстановлению музея. К сожалению, коллекция не сохранилась, ее экспонаты оказались растянутыми по странам, музеям. Но есть настоящие белорусы, которые имели отношение к тому музею, помнят о нем и помогают в сборе раритетов. Когда мы проводили весной Дни культуры Беларуси, люди принесли на открытие выставки много вещей, имевших отношение к тому музею: они оказались у них дома. Думаю, есть смысл возобновить музей, концепцию его разрабатывает Министерство культуры. В школе имени Франциска Скорины в Вильнюсе мы отремонтируем около 100 кв. м помещения с отдельным входом и отдадим под музей имени Ивана Луцкевича.

Мицкевич и АlmаMаtеr

Ходить около базилианских стен без восторга невозможно: очень много белорусских упоминаний и одолевает поэтический настрой. Не зря: в одном из зданий монастыря — знаменитая келья Конрада. В ней сидел Адам Мицкевич. Монастырь был приспособлен под тюрьму, куда попали участники тайных обществ филоматов и филаретов...

Про поэта Адама Мицкевича в Вильнюсе вспоминать приходится часто: помогают мемориальные доски, которыми отмечены здания, связанные с его жизнью. Далее по Остробрамской и немного в сторону — нельзя миновать дом, в котором поэт жил — об этом свидетельствует вывеска. Подышать воздухом Мицкевича в современном Вильнюсе абсолютно реально: стоит посмотреть, в каких зданиях ему приходилось жить, в одном из них(Bеrnаrdіnų, 11) сейчас музей Адама Мицкевича, ныне принадлежащий Виленскому университету, где поэт учился.

Виленский университет был центром, где воспитывалась элита ВКЛ и Речи Посполитой на протяжении веков — и нам есть кем из его выпускников гордиться: вспомним еще просветителя Симеона Полоцкого, поэта Яна Чечота или ученого Игната Домейко...

В этом году 210 лет со дня рождения Домейко, к его 200-летию в Вильнюсе буквально в воротах Свято-Троицкого храма появилась памятная доска в честь человека, который сделал вклад в мировую геологию, работая уже в Чили. Талант, хорошее образование и такая белорусская черта, как добросовестная преданность делу, позволили Домейко получить уважение в той стране, где он оказался волею судьбы и даже стал профессором, ректором университета в Сантьяго. В то время как в родной стране ему было запрещено работать на государственной службе — таким образом он был наказан за участие в тайном обществе филоматов, к которому присоединялись студенты Вильнюсского университета.

По улице Unіvеrsіtеtо можно выйти к старым зданиям легендарного учебного заведения, одного из старейших в Европе, основанного иезуитами еще в XVI веке, но при заботе Стефана Батория реформированного в академию, а потом ставшего университетом, который существует по сей день.

Старые здания соединяются друг с другом, один корпус ведет к другому, из одного дворика попадаешь в другой. Университет — это целый учебный комплекс, сердцем которого является костел Святого Яна, где хранится память о выдающихся личностях, оставивших след в истории и культуре не одной страны: есть мемориальная доска Тадеушу Костюшко, Адаму Мицкевичу и Владиславу Сырокомле, который жил в Вильнюсе с 1852 до смерти (мемориальная доска на улице Bаrbоrоs Rаdvіlаіtеs, 3).

Здание бывшей типографии Мартина Кухты

Здание бывшей типографии Мартина Кухты.

Поэты очень любили Вильнюс — в разные времена. Город способствовал поэзии: ее рождению и распространению среди людей. дом № 4 по улице Университетской дорог для белорусов воплощением знакового поэтического сборника — «Венок» Максима Богдановича. Ведь в этом здании размещалась та самая типография Мартина Кухты, о которой написал Богданович. Печатались здесь произведения многих белорусских классиков: Франциска Богушевича, Тетки, Якуба Коласа...

Первопечатник

Почему в Вильнюсе процветало дело издания белорусских книг, и не только книг? В разные времена... Это традиция, однако. Жизнедеятельность духа просветительства, наполнявшего неугомонные натуры наших земляков, которые стремились дать людям возможность совершенствовать себя и свою жизнь. Этот дух и сейчас жив. В самом сердце города, если выйти на Ратушную площадь, не сложно найти знаменитый дом Бабича XV-XVI веков (Dіdzіоjі, 19) . Но не сами века и не имя хозяина — бургомистра города — делают его привлекательным для нас. В 1520 году в Вильно из Праги перевез свою типографию Франциск Скорина! Об этом свидетельствует мемориальная доска с барельефом первопечатника. Но Владимир Дражин предлагает пройти вглубь дворика:

— Вот здание, которое сегодня можно было бы приспособить под типографию: обсуждается вопрос о том, что нам могут дать его в аренду. Можно было бы действительно здесь поставить оборудование и демонстрировать, как печатались книги, а можно использовать помещение для культурных проектов, тем более что через 5 лет мы будем отмечать 500 лет белорусского книгопечатания. Неподалеку от мемориальной доски стоит небольшой памятник первопечатнику. Но это скорее собирательный образ. Хотелось бы отметить отдельным памятником именно самого Франциска Скорины — мы работаем над тем, чтобы разрешили установить его в Старом городе. Есть прекрасное место, где река Вилейка впадает в Вилию. За мостом около этой речушки начинается улица Полоцкая, которая удваивается. На этом удвоении есть сквер. Было бы красиво и логично: Франциск Скорина идет из Полоцка и в руке держит книжку...

Иду и думаю: у людей, которые были захвачены творчеством, служением идее, редко у кого была простая судьба: лишений, преследований — всего хватало. Зато благодарности от потомков — не на одно столетие. Просто творчество — наверное, как некий космический вирус, — способный выживать и формировать иммунитет для выживания народа, в кровь которого проникает. Соответственно делает его сильнее даже в те периоды, когда для самоуважения, кажется, нет условий.

От белорусских звуков и слов — к белорусским мыслям

Ратушная площадь напомнила еще о Станиславе Монюшко. В XIX веке здание ратуши отдали театру. В театре состоялась премьера концертного варианта оперы Станислава Монюшко «Галька» — 1 января 1848 года. Это был большой успех автора, который вложил в оперу свои сокровенные мысли о народе, ради которого хотел работать. Монюшко очень уважительно относился к белорусскому фольклору и использовал его в творчестве, он был первым, кто ввел в оперную музыку белорусский язык, — и это во времена Николая I, когда не должно было быть никаких напоминаний про отдельный путь и культуру родины композитора.

Но он носил ее в себе, обрисовывал звуками. В Вильнюсе Монюшко жил с 1840 года, после того, как женился, — 18 лет. Чего удивляться, что напоминало о нем в городе много: бюст у костела святой Екатерины на Vilniаus, 30 , доска на доме, где жил, по улице Vоkіеčіų, 26 . Бюст композитору есть в известном нам уже костеле святого Яна. Он здесь работал органистом. И творил. А потом стал еще и дирижировать оперными спектаклями в Вильнюсском театре. Он делал дело, а не карьеру. Но достиг вершин: через 10 лет после вильнюсской состоялась премьера усовершенствованной «Гальки» в Варшавском театре, после чего ему предложили должность художественного руководителя этого театра. Монюшко назвали основоположником польской национальной оперы. А мы можем называть — и белорусской: не только по рождению в Убели и учебе в Минске — по сути творческого выбора.

Свой выбор сделал и Франтишек Богушевич, автор «Дудки белорусской». В Вильню он переехал в 1884 году и именно здесь стал активно писать. Отца белорусской литературы в Вильнюсе надо было почтить особенно — так и есть...

— Мемориальная доска Франциску Богушевичу особенная. Обратите внимание: текст идет сначала по-белорусски, а потом по-литовски, — подчеркивает Владимир Нестерович. — Дом, где жил Богушевич, в годы последней войны разрушили. В 2010-м мы установили доску в знак юбилея Богушевича на здании рядом: Arklių, 18С. Оно принадлежит католической церкви, нам удалось договориться. Получился блестящий результат и возможность прийти, поклониться человеку, который много сделал для истории Беларуси и Литвы.

Богушевич работал адвокатом, защищая самых бесправных. Если идти по Руlimо до пересечения с Trаkų, то обязательно привлечет внимание здание с мощными атлантами — во времена Богушевича здесь была судебная палата.

Но это своеобразное здание за пять веков существования насквозь пропитано белорусским духом. Во-первых, это дворец Тышкевичей, тех самых, что увлекались археологией и считаются одними из начинателей белорусского музейного дела. Еще в этих стенах собирались соратники Калиновского. А в начале ХХ века это был один из адресов газеты «Наша нива», которая подхватила белорусскоязычное дело «Нашей доли» и сумела объединить лучшие силы тогдашней белорусской интеллигенции, мечтавшей о Беларуси: Якуба Коласа, Максима Богдановича, Янку Купалу, Вацлава Ластовского...

За один год — 1907 — редакция сменила несколько адресов даже на одной улице. Некоторые из них отмечены — посредством выдающихся личностей белорусской культуры. Мемориальной доской обозначено здание, где жил историк Вацлав Ластовский, который был секретарем «Нашей нивы» (на пересечении Руlimо и K. Kаlinаuskо).

Но особенно привлекает в этом году последний год существования редакции (1914-1915) и адрес: Vilniаus, 14.

— Янка Купала жил в этом доме в нашенивский период, когда был редактором газеты, — говорит посол Беларуси в Литве Владимир Дражин. — Сейчас перед нами стоит задача восстановить мемориальные доски Янке Купале и Якубу Коласу: они должны быть достойными. Это важно — потому что памятные знаки сегодня являются свидетельством нашей богатой культуры и присутствия Беларуси в Европе.

Возле дома, где жил и работал Я. Купала

Возле дома, где жил и работал Я. Купала.

Особенно активно памятные доски о белорусских выдающихся личностях стали появляться в Вильнюсе в первой половине 90-х годов ХХ века. Памятные знаки установлены в местах, связанных с жизнью и деятельностью Янки Купалы, Григория Ширмы, Бронислава Тарашкевича, который в начале 1920-х годов жил по ул. Виленской...

Борец

— У нас еще много дел по увековечению памяти наших выдающихся личностей. Но наиболее важно вместе с мыслями о памятнике Скорине позаботиться и о памятнике Константину Калиновскому. Памятник обязательно должен появиться, а место мы сейчас согласовываем с литовской стороной, — уверяет посол.

Памятная доска Константину Калиновскому

Памятная доска Константину Калиновскому.

Этот город был для Калиновского местом веры в людей: на квартире Ямонтов он встречался и обсуждал с единомышленниками возможности восстания. Город был для него местом сбора и ревизии сил для борьбы за историческую справедливость. Для нас стал городом, где живет память о герое: в доме у костела святого Иоанна он скрывался и был арестован, доска около монастыря доминиканцев на улице Svеntо Ignоtо, 11 напомнит про Калиновского-узника. Слуги царской власти устроили показательную расправу с несогласными повстанцами, отправив Калиновского на смерть. Но несмотря на то, что нас старались лишить памяти о герое, человеческая память оказалась сильнее: на Лукишской площади, где Калиновский был казнен, стоит крест и лежит плита. Стремились вычеркнуть навсегда имя Калиновского и тем, что место его захоронения было неизвестно потомкам. Но сейчас этот факт свидетельствует лишь о том, что настоящие герои опасны даже после смерти. И чем больше история хранит о них тайн, тем более громки их имена...

У Замковой горы

В память о тех, кто прошел путь христианского мученичества, возникли над городом три белых креста — их видно издалека. Как и знаменитую красную башню Гедиминаса, возвышающуюся над Замковой горой. Легенда утверждает: здесь князь Гедимин решил заложить город: после того, как устав на охоте, приснился громко воющий железный волк. Князю объяснили: если построить здесь город, то он будет неуязвим, а слава его разнесется по всему миру. Название городу дала река Вильня.

Красная башня сегодня напоминает, что когда-то здесь был старый замок, каменные стены которого возникли в первой половине XIV века и перестроенный в начале ХV века по приказу Витовта после пожара. Если смотреть с башни Гедимина на город — он словно на ладони. Чувствуешь, сколько любви было вложено в его развитие. Кресты, возвышающиеся поверх храмов, свидетельствуют о вере, которая поила его жителей.

На Кафедральной площади

На Кафедральной площади.

Самый значительный храм Великого Княжества Литовского был заложен еще Ягайло и Витовтом в 1387 году — Кафедральный собор (на Кафедральной площади). В этом соборе короновали великих князей, например, Витовта. Храм не раз восстанавливали и перестраивали, менялись его архитектурные очертания, до нашего времени он дошел в стиле классицизма. В подземельях собора нашли вечный покой великий князь литовский и король польский Александр Ягеллон, а также знаменитая Барбара Радзивилл, которая была женой короля Польши Сигизмунда Августа.

Рядом с Кафедральным собором у Замковой горы в последнее десятилетие отстраивался Нижний замок, который был резиденцией князей почти до конца XVII века, когда город заняли войска российского царя Алексея Михайловича. Здание дворца было уничтожено. Уже в независимой Литве его решили отстраивать практически с нуля как важный символ древности государства. Впрочем, у Кафедральной площади об истории государства и его лиц очень много напоминаний-памятников: от легендарных Миндовга и Гедимина.

Воздух истории

История в Вильнюсе — на каждом шагу. Ею дышишь и незаметно для себя чувствуешь, что находишься вне времени: где сходятся эпохи, события, имена, стили. Здесь прекрасное виленское барокко может соседствовать с ренессансом и готикой. Например, есть в Вильнюсе великолепный готический храм из красного кирпича, который, говорят, поразил даже Наполеона: костел Святой Анны (XV в.) на Mаirоniо, 8.

Но когда попасть на одну из самых древних улиц Вильнюса — Рiliеs (Замковую), то почувствует себя частью города даже тот, кто первый раз посетил его. И тут понимаешь, что древность его не музейно-выставочная, а живая: людей на Пилес всегда много. Эта улица для приятной прогулки в ненавязчиво медленном ритме — подсознательно на него накладываешь звуки полонеза «Прощание с родиной». Но можно любить Беларусь и в Литве...

На древней ул. Пилес

На древней ул. Пилес.

Ну как не любить?.. Когда видишь красивые дома-дворцы, которые когда-то принадлежали белорусским семьям — Пацам, Завишам, Тышкевичам, Ходкевичам, Тизенгаузам. На улице Dоmіnіkоnų жил когда-то Михал Клеофас Огинский. А на нынешней Vilnаus некогда стоял ренессансный дворец... Дворец Сапегов вообще найти очень просто: Sарiеgоs, 3. Усадьба (XV-XVI вв.) Канцлера Великого княжества Литовского Льва Сапеги сохранилась до наших дней. Автор первой европейской конституции, составленной в XVI веке на белорусском языке, был вильнюсским воеводой. Он заложил костел святого Архангела Михаила (šv. Mikolo, 9). Рядом с главным алтарем — надгробный памятник Льву Сапеге, а сам он покоится в крипте собора.

В прошлом веке местом упокоения многих выдающихся сынов Беларуси стало кладбище Росы. Память о них живет в Вильнюсе. Конечно, на каждый дом, с которым связаны наши замечательные творцы, отличительные или драматические события, не повесишь памятную доску. Главное: сам город отмечен их вниманием, он их привлекал возможностями реализоваться, создавать и делать доброе дело для родины. То, что некоторые места и здания Вильнюса отмечены белорусскими памятными досками — дань нашего уважения не только им, но и городу, который был пристанищем их мечтаний и надежд.

Лариса Тимошик. Фото Владимира Здановича, Ларисы Тимошик. Вильнюс — Минск, 4 августа 2012 года.

Источник: газета «Звязда», в переводе: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=100996&idate=2012-08-04

Еще по теме: 9 белорусских адресов в Вильнюсе (Вильне), которые стоит посетить.

Считаете текст полезным? Поделитесь с друзьями:
twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru liveinternet.ru livejournal.ru

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)