Солистка кавер-бэнда «Кураж» Анастасия Малашкевич: «В отличие от многих, у меня есть голос»

Четверг, 29 января 2015 г.
Просмотров: 1127
Подписаться на комментарии по RSS

Ее многие ставят в один ряд с такими артистами, как Адель и Анна Нетребко, поскольку по своим вокальным данным она им точно не уступает. Анастасия Малашкевич известна как солистка кавер-бэнда «Кураж», является также педагогом по вокалу у групп «Тяни-Толкай» и «Cherry Lady», при этом успевает заниматься с детьми в центре творчества «Светоч», учиться в консерватории по классу оперного искусства и выступать на различных площадках. В прошлом году Анастасия уже второй раз подряд стала финалисткой национального отбора на конкурс «Евровидение 2015» и показала отличный результат. Но довольна ли она собственным выступлением, как относится к эпатажу на сцене и какие штрихи добавила бы в собственный образ? Мы расспросили об этом артистку во время встречи.

— В финале отбора на «Евровидение» вы стали второй, после чего писали в социальных сетях «Мне очень радостно, так как для меня этот результат — победа»...

— Тот факт, что я оказалась на втором месте, вызвал у меня шок: я не рассчитывала на такой результат, поэтому высокие оценки жюри расцениваю для себя как победу. В отличие от других участников, у меня не было мощной пиар-кампании... Я получила стимул, чтобы в следующий раз сделать все еще более профессионально.

Анастасия Малашкевич на сцене

— Вы сотрудничаете с продюсерским центром Павла Клышевского. Когда произошло ваше знакомство?

— Несколько лет назад я участвовала в конкурсе NEW OPEN, где Павел был в составе жюри. Я выиграла тот проект, и тогда мы познакомились. Он пригласил меня преподавать вокал в группе «Cherry Lady» и с тех пор началось наше тесное сотрудничество.

— Какая у вас цель в музыке?

— Стать популярной. Писать качественный музыкальный материал. Начать делать это наконец самостоятельно. Сегодня не хватает времени на творчество, а наработок лежит уже невпроворот. Хочется доказать — себе в первую очередь и тем, кто рядом, — что я достойна высоких позиций в музыкальном бизнесе и могу взять различные награды. Вот только хочется всего и сразу.

— До обучения в консерватории вы окончили музыкальное училище имени М. Глинки. Путь в музыку был целенаправленным выбором?

— Петь мне нравилось всегда. Но, например, в музыкальной школе я не училась, а в училище попала случайно — просто потому, что там принимали документы раньше, чем на историческом факультете, куда я собиралась поступать. Причем на исторический я могла идти даже без экзаменов, потому что у меня был хороший аттестат, прекрасно сданное тестирование и областная олимпиада за плечами. Всего только и надо было — подать документы. Но, подсчитав все свои баллы, я подумала, что и в музыкальное училище могу пройти, если сдам экзамен по специализации на положительную оценку. Безусловно, занималась с репетитором сольфеджио и брала уроки на фортепиано. Сдала экзамен на «девятку» и поступила. Теперь могу заверить: если у вас есть голос, мозги и желание работать над собой, то музыкальная школа совсем не обязательна... Но и хороший голос еще не гарантия успеха.

Я до сих пор занимаюсь самообразованием, так как у нас, к сожалению, не дают того уровня, который нужен артисту, желающему достичь мировых позиций. Хотя консерватория — «крутая» школа. Я буду всегда благодарна своему преподавателю профессору Людмиле Колос, и после окончания консерватории продолжу ходить к ней на занятия. Потому что мне важно поддерживать форму. Вообще так, как оперный вокал, ничто другое не развивает голосовой аппарат. Поэтому, если ты способен справляться с нагрузками оперных партий, то сможешь петь все.

— О той же Анне Нетребко приходится слышать, что она позволяет себе иногда такое поведение на сцене, которое вызывает недоумение у публики. Вы положительно относитесь к такого рода импровизации в творчестве?

— Я тоже люблю разрушать рамки, как в вокальном плане, так и в поведении не против эпатажа. Даже несмотря на то, что я девушка не худая, которых так любят в нашем шоу-бизнесе. Но в отличие от многих, у меня есть голос. Я учусь в консерватории, и, когда в определенный момент сбрила себе полголовы и набила татуировку, моя профессор была поражена. Так что я способна шокировать людей. Но я за то, чтобы во всем была соблюдена мера.

— Смогли бы вы выбрать между оперным искусством и эстрадой?

— Приходится выбирать. Я не нацелилась на оперную сцену, хотя понимаю, что имела для этого шансы и могла бы работать исключительно на то, чтобы попасть в театр. Но тогда надо было бы ездить на различные оперные конкурсы уже давным-давно. А я вот пять лет гоняюсь «за двумя зайцами»... В позапрошлом году готовилась к отбору на «Евровидение». Сейчас собираюсь отбираться на «Славянский базар» и «Новую волну».

— Голос — это дар или инструмент, которым вы научились управлять, работая над собой?

— Голос у меня всегда был. Но, сравнивая то, что я имела в 17 лет, и какой диапазон есть сейчас, вижу большую разницу. И, поверьте, я много часов провела за работой, чтобы добиться этого. Не один год потратила, желая сделать из себя хорошую вокалистку даже с технической точки зрения.

— Учитывая, что на сцене вы не против похулиганить, есть ли место такому проявлению вашего характера в обычной жизни?

— Я в жизни такая же, как и на сцене. Люблю шутить с родными и друзьями. У меня каждое выступление начинается с веселого стендапа. Даже мои студенты нередко страдают от моего чувства юмора... Мама рассказывает, что до детсада я была тихим ребенком, наши соседи некоторое время даже не догадывались о моем существовании. А позже начала «веселиться»! Пела, танцевала. Перед сном любила слушать «Пинк Флойд», а просыпаться — под «Модерн Токинг», и у родителей всегда просила включить мне «морду током». Был в моей жизни и этап рваных джинсов, перекрашивания волос в синий цвет. Потом начали появляться татуировки. Словом, я была неформалкой.

— У вас есть какие-то мечты, которые остались нереализованными с детства?

— Я мало отдыхаю, а хочется больше путешествовать. Я выросла в Крыму, в Алуште. Мы переехали, когда училась где-то в восьмом классе, поэтому мне очень не хватает в Беларуси моря и солнца, которыми всегда заряжалась...

Анастасия Малашкевич с музыкантами группы

— Жизнь артиста — это постоянные гастроли, переезды, работа на корпоративах в праздники. Вас привлекает такая перспектива?

— Я уже сегодня хорошо понимаю, что это такое. И не думаю, что что-то изменится по сравнению с тем, как я живу сейчас. Когда я закончу консерваторию, то освободится первая половина дня и смогу свое время тратить на что-то другое — репетиции, хореографию... А праздники проводить на работе — мне уже не привыкать. Например, последние пять лет на зимние праздники дома меня не бывает.

— Не боитесь, увлекшись карьерой, упустить что-то в других сферах жизни?

— Мне это не грозит, так как уже не один год совмещаю сцену и личную жизнь. Мой молодой человек не артист, но тоже человек творческий, поэтому всегда меня понимает и поддерживает. У нас есть любовь, доверие, уважение — и все получается.

Алена Драпко, 29 января 2015 года. Источник: газета «Звязда»,

в переводе: http://zviazda.by/2015/01/69520.html

Считаете текст полезным? Поделитесь с друзьями:
twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru liveinternet.ru livejournal.ru

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)