25 томов новой серии «Моя белорусская книга» преподносят сюрпризы

Четверг, 6 августа 2015 г.
Просмотров: 243
Подписаться на комментарии по RSS

Не так давно издательство «Попурри» представило серию «Моя белорусская книга»

Ее составили 25 томов, написанных классиками белорусской литературы, и сборник сказок и легенд. На презентации прозвучал вопрос: «А с чего начать? Что самое лучшее?»

Вопрос, на мой взгляд, очень интересный, потому что хорошо отражает сегодняшнюю ситуацию — в нашей стране не так много людей, которые хорошо знают национальную классику. С одной стороны, каждый белорус слышал имена Купалы, Коласа, Богдановича. С другой — мало кто может ответить на вопрос: «А какие из их произведений вам нравятся?» Возникает впечатление, что свое белорусское не читается, потому что непечатное — некачественное, неинтересное, непонятное. И писатели наши не творцы, а исключительно песняры «касы ды сахi».

Между тем, мы, как правило, очень мало знаем о своей литературе и своих литераторах. Даже о тех, чьи произведения, казалось бы, изучали в школе. Многие ли знают, что писатель Винцент Дунин-Марцинкевич, автор «Пинской шляхты», неоднократно был под судом и даже сидел в тюрьме на Володарке в 1835 году? Этот драматург был очень популярной личностью Минска середины XIX века. Однако не только его театральная деятельность — он был еще и отличным актером! — принесла ему известность, но и авантюрный характер. Так, он неоднократно обвинялся в подделке документов о дворянском происхождении, для создания которых якобы использовал бумагу, искусственно состаренную с помощью табака и кофе, а также свой талант каллиграфа. Не менее интересна и история о том, как какой-то богатый враг из мести заказал в минских церквях похоронный звон по живому писателю. Даже женился Дунин-Марцинкевич с приключениями! Недавно архивист Дмитрий Дрозд нашел документы, которые свидетельствуют о том, что свою совсем юную невесту писатель украл, вопреки воле ее родителей, тайно обвенчался с ней, а после того, как ее поместили в монастырь по заявлению родителей, выиграл дело о похищении и женился на ней заново. Приключения, достойные художественного фильма!

Не менее интересным человеком был и Янка Мавр, которого называли белорусским Жюлем Верном. Мало кто сегодня знает, что, кроме хорошо известных старшему поколению «Полесских робинзонов» и «ТВТ», этот автор написал много приключенческих и научно-фантастических произведений, которые, между прочим, активно переводились за рубежом. Одни их названия чего стоят! «Путешествие по звездам», «Повесть будущих дней», повесть «Фантомобиль профессора Циляковского»... Не только в творчестве, но и в жизни этот писатель был большим оригиналом. Известно, что для того, чтобы лучше представлять себе далекие заморские страны, писатель ставил письменный стол на мостиках над Свислочью и писал, свесив ноги в воду. А для написания книги «Амок» Янка Мавр собирал информацию, используя свое знание искусственного языка эсперанто. Но самым невероятным из того, что пришлось о нем прочитать, выглядит следующий факт: детский писатель и одновременно школьный учитель увлекался спиритизмом при помощи тарелочки и стола с алфавитом! Как пишут, у него было даже две тетради, куда он записывал результаты спиритических сеансов, но в 1938 году он их сжег. Эх, многое отдала бы за то, чтобы в них заглянуть! Вообще, жизнь Янки Мавра (Ивана Федорова) настолько интересная и содержательная, странная, что никто еще не написал его биографию в серии «Жизнь замечательных людей Беларуси», так как очевидно, этот писатель был из когорты тех, кто опережает свое время.

Полной противоположностью ответственному родоначальнику фантастического жанра был лирический Михась Стрельцов. Поэт, прозаик, литературовед... Он родился в деревне, однако для тех, кто его знал, был воплощением аристократизма и богемности. Богемный образ жизни в конце концов его и погубил, хотя в памяти своих современников он остался красавцем, эталоном элегантности, любимцем женщин. Интересно, что писал этот автор о типичном белорусе, «сено на асфальте», который был уже не деревенщиной, но и не до конца горожанином. Однако сама его творческая манера была очень современной, европейски рефлексивной. Достаточно открыть его действительно гениальный рассказ «Осмолка кабанчика», чтобы понять, что перед нами писатель, чьи произведения долго не потеряют актуальности — столько в них благородной тонкости, художественной наблюдательности, пронзительной глубины. Опять же именно он по-настоящему открыл белорусскому читателю второго выдающегося лирика — Максима Богдановича, о котором Стрельцов написал невероятное эссе «Загадка Богдановича», где рассуждает не только о творчестве своего предшественника, о его судьбе, взаимоотношениях с отцом, но и о природе самого литературного искусства.

Таким же городским щеголем, изысканным кавалером, на которого невозможно было не обратить внимания, был и Владимир Короткевич. Историк, писатель, поэт, но ко всему и любитель дружеских посиделок, прекрасный рассказчик, любитель веселых розыгрышей, от которых часто страдали лишенные юмора соратники. Мало кто знает, что автор культовых произведений «Черный замок Ольшанский» и «Дикая охота короля Стаха» ко всему был и прекрасным рисовальщиком, чей талант проявлялся даже в таком сложном жанре, как комикс. О шутках Короткевича много писали его друзья. А вот каким был Короткевич в отношениях с женщинами, прекрасно написал Денис Мартинович в своей книге «Женщины в жизни Владимира Короткевича», из которой можно узнать, кому был посвящен первый сборник поэта «Материнская душа», существовало ли продолжение романа «Колосья под серпом твоим», кто и почему назвал чеченскую поэтессу Раису Ахматову женой писателя и что связывало Короткевича с организатором знаменитой выставки авангардного искусства в Манеже в 1962 году.

Как видим, что ни судьба, то приключение! И это только писатели, чьи имена на слуху!

А ведь есть еще и те, о которых не каждый белорус слышал. Например, Саломея Пильштынова, автор книги «Авантюры моей жизни», которая не только стала знаменитой целительницей без медицинского образования, но и практиковала при дворах турецкого султана, российского императора и белорусских магнатов Радзивиллов и Сангушков. В Вене она лечила членов турецкого посольства, в Стамбуле — женщин гарема. Среди самых известных ее пациентов был трансильванский князь Ёжеф Ракоцкий, главный претендент на венгерский престол. После смерти мужа эта врач и писательница тратила деньги на путешествия и выкуп пленных. Где закончилась ее полная удивительных приключений жизнь, неизвестно. В 1760 году Пильштынова отправилась из Стамбула в Святую Землю, и дальнейшая судьба ее для нас — тайна. Однако остались ее невероятные «Авантюры», которые не только открывают малоизвестное широкому кругу читателей писательское имя, но и мало исследованную страницу национальной истории.

Так с чего же начать чтение? Какая же книга лучше, какой автор самый интересный? Ответ, кажется, очевиден. Начинайте с того, о чем раньше не знали. Не бойтесь не проверенных школьным учебником имен. Белорусская литература — богата сюрпризами, особенно тогда, когда относишься к ней без настороженности и с интересом.

Анна Кислицына, 6 августа 2015 года. Источник: газета «Звязда», в переводе: http://zviazda.by/2015/08/94900.html

Считаете текст полезным? Поделитесь с друзьями:
twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru liveinternet.ru livejournal.ru

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)